27.05.2017 19:33

Кирсан Илюмжинов: «Я всегда ношу в своём сердце кусочек Калмыкии»

Кирсан ИлюмжиновРегистрация – взлет – посадка – таможня. И снова взлет – посадка… Больше сотни стран в год, каждые три дня – новая страна, новые встречи, новые темы. Так выглядит жизнь президента ФИДЕ – одной из крупнейших всемирных спортивных федераций.

Впрочем, такой ритм жизни знаком многим политикам и бизнесменам. Человек все меньше привязан к какому-то определенному месту. В силу необходимости, разъезжают по миру ученые и артисты, журналисты и инженеры, сезонные рабочие и фрилансеры. Все больше людей, ощущающих себя гражданами мира.

Цивилизация развивается, и людям становятся доступны даже такие уголки, которые прежде составляли предел мечтаний профессиональных путешественников. Кто-то говорит – «мир становится меньше». Я помню песню из моего детства, в которой были слова: «Планета стала маленькою что-то. За час ее хоть всю исколеси. В любую даль часов пятнадцать лету, и плюс еще минут 15 на такси». Но, по-моему, это не Земля уменьшается, а человек растет.

Это значит, что все культурные богатства цивилизации, от египетских пирамид до старта космического корабля с мыса Канаверал, стали доступны любому желающему. Любой может побывать на Байкале или в Скалистых горах. Каждый может своими глазами увидеть Джоконду в Лувре или «Незнакомку» в Третьяковской галерее. И это прекрасно.

Я никогда не забуду богатую палитру чувств, которые испытал, впервые попав в Нотр-Дам де Пари. Мог ли еще полвека назад простой парень из затерянной в степях Калмыкии мечтать о таком? Может, и мог, но реализация этой мечты, даже если забыть о пресловутом «железном занавесе», стала бы крайне сложной задачей.

Там, в Соборе Парижской Богоматери, в одной из величайших святынь западного христианства, я, буддист, испытал удивительное ощущение единения с Космосом, с Богом. Время перестало существовать, вернее – прошлое, настоящее и будущее слились воедино, и я остро ощутил себя частью этого целого. Это со мной случилось не впервые: задолго до того, еще в детстве, я почувствовал подобное, лежа в степи под звездным небом Калмыкии.

Просветление может прийти в любом месте. Успех может ждать тебя в любом городе Земли. Для меня стали равно привычными и дорогими Париж и Москва, индийская Дармсала, где я встречался с Далай-ламой, и болгарское Рупите, где жила Ванга. Мое поле деятельности – весь мир. Вести такую жизнь непросто, постоянная смена часовых поясов и перелеты в регионы с разным климатом требуют привычки и сноровки. Но я – калмык, сын кочевого народа, нам не привыкать к жизни в седле.

Я действительно могу назвать себя гражданином Земли. И таких, как я, повторюсь, становится все больше. Хорошо это или плохо? Многие склонны считать, что ничего хорошего здесь нет. Они считают, что граждане мира оторваны от общества, руководствуясь лишь собственными эгоистическими интересами, что у них нет Родины. «Куда, – условно говоря, – писать Кирсану Илюмжинову, где его дом?», – ехидно интересуются они.

Я не согласен с теми, кто к слову «космополит» и по сию пору автоматически добавляет определение «безродный». И вот почему.

Как-то я уже писал, что объективный исторический процесс ведет человечество к слиянию, к нивелировке национальных, расовых, религиозных и прочих отличий. От кланового и племенного сообщества мы перешли к территориальному, и неизбежно рано или поздно придем к планетарному.

Но это вовсе не значит, что такой переход должен привести к отказу от самобытности выходцев из разных народов, утрате обычаев и традиций. Это стало бы величайшей гуманитарной катастрофой, трагически обеднило бы духовную жизнь человечества.

Калмыки говорят: все пальцы разные, но, по какому ни ударь, все больно. Прямо сейчас в Сирии, Ираке, Афганистане орудует организация, провозгласившая своей целью построение государства, основанного на радикальной версии одной из мировых религий. Где бы ни появлялись ее приверженцы и наемники, они первым делом бросаются уничтожать культурные ценности. Музеи Багдада и Каира, древнейшие Бамианские статуи Будды, уникальный архитектурный комплекс Пальмиры – все это уже утрачено. Даже если что-то и удастся восстановить – это будет лишь новодел.

Для каждого жителя нашей планеты нет, и не может быть вторичных, малоценных произведений предков. Равно важны Статуя Свободы и «Девушка с веслом» из городского парка культуры и отдыха. Так же нет, и не может быть маловажных, «вторичных» народов, стран, наций. Убери любой элемент многоцветной мозаики цивилизации – и она потускнеет, утратит свое очарование.

Так неужели, став гражданином мира, человек станет убивать в своей душе тот кусочек мозаики, который связан с его Родиной? Неужели он добровольно согласится стать духовным дальтоником, который вместо цветов радуги видит невнятную серую муть? Мне кажется, напротив, человек, желающий соответствовать планке цивилизации, заинтересованный в ее развитии, будет в первую очередь хранить и беречь богатство красок этого небольшого, но очень важного фрагмента.

Так и я, где бы ни был, всегда ношу в сердце кусочек Калмыкии. Какими бы глобальными проектами я ни занимался, моей основной целью было и остается приложить максимум усилий, чтобы помочь моей малой Родине стать процветающей и успешной. Чтобы слова «я – калмык» одинаково гордо звучали в Москве и Нью-Йорке, в Пекине и Лондоне. Чтобы этот маленький кусочек цивилизационной мозаики сиял ярче.

Я убежден, что человек, хранящий свой дом, свою малую Родину в сердце, лучше и быстрее понимает и принимает достижения других культур. Я уверен и в том, что он раньше других осознает свою ответственность перед будущим человечества и сделает все, чтобы оно было лучше.

Недавно в Давосе собрался очередной экономический форум. Среди проблем, которые представители мировой элиты включили в повестку, не последнее место занимают климатические и природные катаклизмы. Вероятно, высокое собрание уделит этому вопросу немало внимания. Возможно даже, форум примет какую-то резолюцию. Вот только будет ли от нее прок?

Вспомним Киотский протокол, который подавался едва ли не как радикальный рецепт в борьбе с глобальным потеплением. Прошло 20 лет, как его приняли, но много ли пользы он принес? Крупные промышленные страны отказались его ратифицировать, поскольку предусмотренные в нем ограничения подрывали их экономическую мощь. А значит, снижали их влияние в мире.

Никакие резолюции и дорожные карты не будут работать до тех пор, пока каждый человек не осознает меру своей личной ответственности перед Вселенной. Именно поэтому я настоял, чтобы в Степном Уложении (калмыцкой конституции) были записаны слова: «Республика Калмыкия разделяет ответственность за существующие глобальные общечеловеческие проблемы и обязуется прилагать усилия к их разрешению в духе любви, сострадания, милосердия и прогресса, содействуя устройству мира на Земле».

Мы – человечество – вошли во взрослую фазу существования. Теперь мы знаем, что наш дом – это не только четыре стены, в пределах которых стоит наша колыбель и где лежат наши игрушки. Больше того: мы уже сделали робкие попытки заглянуть в неизведанное, и с удивлением поняли, что и Луна, и Юпитер, и другие планеты относятся к нашему «домашнему» пространству. А за всем этим простирается Вселенная, необъятный мир, который тоже когда-нибудь станет нашим общим домом.

Источник

От редакции. Автор статьи – президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов.

Прочитано 729 раз
Яндекс.Метрика