18.06.2013 00:26

Агония калмыцкой экономики (часть 2)

Власти Калмыкии вынужденно обнародовали шокирующие цифры, свидетельствующие о полной деградации хозяйства в регионе

В «орловской» Калмыкии, в отличие от тихо загибающейся экономики, вовсю процветает криминал, которому изредка, и лишь благодаря тому, что независимые СМИ время от времени инициируют разоблачительную кампанию против того или иного преступника, местные власти вынуждены, пускай для виду и эпизодически, но все же хоть как-то противостоять.

Так,28 мая в Элисте был вынесен обвинительный приговор сожителю кузины калмыцкого главы Карины Дорджиевой (занимающей «по блату» должность зам руководителя Службы по вопросам мировой юстиции РК) – некоему Юрию Дорджиеву (который ранее почему-то фигурировал в полицейских сводках как Доржиев).

«Отмороженный» бандит, на момент задержания находящийся в федеральном розыске, был приговорен к 9 годам тюремного заключения за нанесение тяжких телесных повреждений в пьяной драке, а также за то, что он в нетрезвом виде совершил ДТП с летальным исходом (напомним, тогда в результате страшной аварии погибла молодая женщина).

Впрочем, если бы журналисты еще год назад не «подняли волну», г-н Дорджиев до сих пор наслаждался бы упоительной свободой. Так как первоначально (и всем понятно, по какой «веской» причине), насколько известно, его никто не собирался задерживать.

Ну, а с развитием экономической сферы в республике дела обстоят куда печальнее. И, чтобы это доказать, вовсе не следует проводить никаких секретных журналистских расследований. Нужно лишь внимательно вчитаться в сухие строки квартального отчета (за январь-март 2013 г.), выложенного на официальном сайте Министерства экономики и торговли Республики Калмыкия.    

3. Хоть яйцом покати

Быть может, это звучит несколько цинично, однако регулярное «убытие» из республики полезных ископаемых (в основном, нефти и строительного песка) в повышенных объемах, на основании чего, судя по косвенным признакам, обогатилась предприимчивая семейка регионального главы, не выглядит для жителей Калмыкии столь плачевно, как, например, тяжелая ситуация с продовольственной безопасностью.

А вот здесь, надо признать, друзья и соратники г-на Орлова – и в особенности, его дружок и одноклассник, 1-й вице-премьер и министр сельского хозяйства РК Петр Ланцанов – что называется, постарались «на славу».

Бегло взглянем на официозные цифры – к слову, весьма лукавые, принимая во внимание довольно серьезный разнобой в приводимых нюансах:

«Объем валовой продукции сельского хозяйства составил 1.332,8 млн. руб., или 99,2% к соответствующему периоду 2012 г.В хозяйствах всех категорий производство скота и птицы на убой (в живом весе) увеличилось на 5,0%, производство молока и производство яиц уменьшилось на 11,7% и 8,8% соответственно»… (конец цитаты).

На первый взгляд, вроде бы все не так уж плохо. Но только – на первый взгляд. Потому что в реальности, как между строк (и не только) сказано в том же отчете, дела обстоят гораздо более удручающим образом.

Ну, тот бесспорный факт, что снижение темпов развития сельхоза намного выше, нежели зафиксированные калмыцкими чиновниками 0,8%, мы можем даже не рассматривать – поскольку и так все ясно. (Одна лишь официальная инфляция в России, как мы помним, в прошлом году составила 6,6%; реальная – выше в разы; стало быть, и падение в сельском секторе за прошедший год составило, по меньшей мере, 10, а то и все 15-20%).

Яйценоскость калмыцких кур при г-не Орлове также значительно упала – на 8,8%. Но это, опять же, если взять «среднюю температуру по больнице». А вот как выглядит развернутая «яичная» таблица:

Яйца, тыс. шт.

% к 2012 г.

Все категории хозяйств

1 524,9

1 391,3

91,2

сельхозпредприятия

5,0

4,0

80,0

КФХ

19,8

12,8

64,6

ЛПХ

1 500,1

1 374,5

91,6

Как можно увидеть, наибольшее падение производства яиц наблюдается в крестьянско-фермерских хозяйствах (КФХ) – сразу на 35,4% (то есть, более чем на треть!) и, кроме того, на сельхозпредприятиях (видимо, муниципальных или государственных; в таблице такие подробности не приводятся, но из контекста следует именно так) – на 20% (то есть, на одну пятую). И, чуть меньше, чем «средняя температура», потеряли в прибавке яиц ЛПХ (личные подсобные хозяйства) – 8,4%.

Теперь – посмотрим на производство молока, которое упало будто бы на 11,7% (хотя и это – немалая цифра, учитывая короткий период падения):

Молоко, т

% к 2012 г.

Все категории хозяйств

7 630,8

6 737,5

88,3

Сельхозпредприятия

33,6

26,2

78,1

КФХ

2 850,8

2 287,5

80,2

ЛПХ

4 746,4

4 423,9

93,2

Кстати, и по молоку мы снова наблюдаем наибольшее падение в КФХ и на сельхозпредприятиях. В чем тут дело, разве только в «сезонных» издержках, как об этом, с налетом дремучей наивности, написано в министерском отчете?

Предположим, что так. Но почему тогда производство молока и яиц в республике, и особенно – не у частников, уменьшается год от года? И куда же, в таком случае, деваются многомиллионные субсидии, ежегодно выделяемые на поддержку фермеров и сельхоза в целом из федерального бюджета?

Неужели и впрямь имеет под собой основание информация (обнародованная, в том числе, на страницах газеты «Известия Калмыкии» – вспомним заметку «Субсидия из-под палки»,№182 от 03.11.2012) о том, что бюджетные средства в калмыцком Минсельхозе расхищаются в массовом порядке? И что местные фермеры, не имеющие «мохнатой лапы» в региональном правительстве, либо остаются без финансовой помощи, либо вынуждены платить обнаглевшим коррупционерам, распределяющим субсидии, огромные откаты?

Да что там журналисты – калмыцкое территориальное управление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора (Росфиннадзор), в частности, выяснило, что только в 2011 г. сумма нарушений при использовании бюджетных средств, направленных на реализацию подпрограммы «Развитие приоритетных подотраслей сельского хозяйства», составила 792 млн. 794,1 тыс. руб.

Это – нецелевое использование субсидий, неправомерные расходы, неэффективное использование и «иные финансовые нарушения» (читай: банальное воровство). А сколько, интересно, казенных деньжат было «удачно освоено» ланцановскими подчиненными в 2012-2013 гг.? И не в этом ли безудержном «распиле» кроется первопричина деградации калмыцкого сельхоза?

В противном случае, как тогда расценивать такую унылую запись в министерском отчете:

«Кредиторская задолженность (в сфере сельского хозяйства; прим. редакции) на 01.03.2013 г. составила 607,3 млн. руб., что больше уровня 01.03.2012 г. на 16,8%. Общая сумма дебиторской задолженности по сельскому хозяйству составила 255,2 млн. руб., что на 24,7% больше уровня прошлого года»… (конец цитаты).

Выходит, сумма бюджетных средств, использованных с «нарушениями» сотрудниками Минсельхоза РК за один лишь 2011 г., вполне сопоставима с суммой кредиторской задолженности в «сельской» сфере (про дебиторскую задолженность – умолчим, дабы не перегружать читателей, неискушенных в бухгалтерской терминологии), которая растет, как на дрожжах, невзирая на колоссальные вливания из госбюджета.

Так что, какие там, к чертям собачьим, субсидии, если калмыцкие крестьяне, усердными стараниями команды г-на Орлова, в наши дни безжалостно загоняются в жестокую долговую кабалу? Но и это еще – далеко не все «орловские перегибы».

 

4. Суслятина вместо баранины

Короче, получается, толку от нынешних чиновников для Калмыкии – ни на грош. Ни яиц они народу не способны снести, ни молока надоить. Зато по мясу степная республика, если с ходу поверить бравурным (поначалу) цифрам отчета, ставит какие-то, на первый взгляд, удивительные рекорды:    

Реализация скота и птицы на убой в живом весе, т

% к 2012 г.

Все категории хозяйств

6 617,0

6 950,1

105,0

Сельхозпредприятия

1 135,5

1 527,6

134,5

КФХ

931,4

880,0

94,5

ЛПХ

4 550,1

4 542,4

99,8

Конечно, 5% общей прибавки – не Бог весть что. Но обратите внимание, насколько скачкообразно (на 34,5% – более чем на треть!) взмыли в воздух продажи мяса в сельхозпредприятиях (и это притом, что в КФХ и ЛПХ они даже снизились): было продано «дополнительно» почти 200 тыс. кг убоины, и всего лишь – за последний год.

Возникает вопрос: неужели и вправду Калмыкия при г-не Орлове превращается в одного из основных поставщиков мяса на российском рынке? А может, и Бразилию с Австралией и Аргентиной, с их тучными стадами, скромный регион РФ вскоре догонит и перегонит, завалив вкусной мясной продукцией чуть ли не половину мира?

Однако по прочтении других, менее оптимистичных страниц отчета, все оказывается намного страшнее и безысходнее:

«В сельхозпредприятиях производство скота и птицы на убой (в живом весе)  увеличилось на 34,5% и составило 1.527,6 т, что связано с забоем поголовья для выплаты зарплаты работникам, на погашение банковских кредитов…

Вместе с тем наблюдается сокращение объемов производства продукции животноводства в КФХ и ЛПХ. Это обусловлено низкой активностью сельскохозяйственных товаропроизводителей по забою скота…

На 1 апреля 2013 г. (по сравнению с 01.04.2012 г.) поголовье крупного рогатого скота, овец и коз в хозяйствах всех категорий увеличилось на 3,1% и 1,3%, поголовье свиней сократилось на 13,5%»... (конец цитаты).

Только вдумайтесь в эти цифры: скот в Калмыкии в наши дни режут вовсе не потому, что за годы «беспримерного хозяйствования» г-на Орлова в регионе произошел бурный рост поголовья, а лишь с той прозаической целью, чтобы хоть как-то расплатиться с работниками сельхозпредприятий, которым нужно кормить свои семьи. (При этом частники, судя по всему, приберегают свой скот, что в отчете цинично названо «низкой забойной активностью»).

То есть, в калмыцком животноводстве (по крайней мере, в госсекторе) не только не наблюдается «мясного бума», но и, напротив, происходит стремительное сокращение поголовья скота. (И особенно – свиней, потому что свиней по причине их плодовитости, быстрого наращивания живого веса и относительно низких цен на свинину в нищающих хозяйствах вырезают в первую очередь).

И вся эта «скотская резня», заметим, происходит под трескучим прикрытием ежегодного наглого вранья калмыцкого руководства о намерениях построить городовиковскую птицефабрику и кетченеровский мясокомбинат, на предполагаемом месте возведения которых до сих пор не то, что конь, а и захудалый суслик не валялся. 

Надо сказать, подобного кошмара в регионе не было с буйно-криминальных гайдаровских времен, когда в одночасье обнищавшие крестьяне резали свой скот, пытаясь хоть как-то выжить в условиях удушающего безденежья. А самые ушлые и неразборчивые коммерсанты, сговорившись с вороватыми чиновниками и главами колхозов и совхозов, совместно с «братками» из ОПГ разоряли еще недавно прибыльные хозяйства, распродавая оптом на мясо десятки и сотни тысяч государственных (а стало быть, в ту хищническую пору «ничейных») баранов и коров, включая племенных.

Казалось бы, те мрачные времена давно ушли в небытие. Но сегодня, по милости г-на Орлова и его ненасытных «окруженцев», старая беспросветная история повторяется вновь. Остается лишь робко надеяться, что г-н Орлов не находится в доле, разделяя на двоих «бесподобный успех» своего любимого одноклассника Ланцанова…

На этом безрадостном фоне вполне естественно, что в Калмыкии за последний год на 237,8% выросло производство замороженных мясных полуфабрикатов. При этом производство колбас снизилось на 6,6%, а полуфабрикатов охлажденных (то есть тех, которые не хранятся долго, и какие покупают в первую очередь, чтобы сразу съесть на ужин) – на 13,5% (если, конечно, не больше; ведь мы все прекрасно понимаем, что, если понадобится, калмыцкие чиновники в угоду начальству переврут любую статистику).

Почему так? Да все очень просто (и дальше в отчете это подтверждается прямым текстом): у народа стало меньше денег на то, чтобы чаще баловать себя свежим мяском и прочими вкусностями. А замороженное мясо – пускай пока полежит. Авось, удастся его потом перемолоть на какие-нибудь дешевые «мясосодержащие» продукты не первой свежести…

Говоря иначе, качество питания населения Калмыкии ухудшается устрашающими темпами. Недаром, как апофеоз чиновничьего цинизма, в министерском отчете звучит такая фраза: «Реальные денежные доходы населения за январь-март 2013 г. увеличились по сравнению с 2012 г. на 0,1%» (!).

Как это понимать? А так, что к каждой тысяче рублей каждому жителю республики за год будто бы (не забываем про реальную инфляцию!) прибавили жалкую десятирублевую монету, обесценивающуюся день ото дня. И даже не пятак серебра, как мужику из известной сказки Салтыкова-Щедрина.

Действительно, весьма внушительное «достижение». Прямо оторопь берет от неисчерпаемой орловской «щедрости»…

Правда, насчет «рюмки водки», прилагающейся к серебряному пятаку в упомянутой сказке, согласно отчету, в республике – полнейшая катастрофа (в графе «производство водки» зияют пустые поля с подозрительными прочерками).

Что, «беленькая» в Калмыкии перевелась? Так нет же, вроде бы еще недавно производили легальную водку (допустим, под торговой маркой «Чингисхан»). А уж про «паленку» не хочется и упоминать, поскольку ее при г-не Орлове – хоть залейся и утони.

К тому же, как писали на сайте «Москоу пост», ссылаясь на данные ЕГРЮЛ (единый государственный реестр юридических лиц), «мать главы республики Светлана Орлова является совладельцем ООО «Элиста-Алкоголь», которое занимается оптовым продажами алкогольной продукции». И эта информация, кстати, не была опровергнута в суде.

Между тем, не раз звучала и другая информация, за достоверность которой мы ручаться не станем. Тем не менее, из песни слова не выкинешь: местные жители поговаривают, что именно через подобные ООО «паленый» алкоголь (произведенный из ядовитых отходов нефтепереработки) распространяется в регионе.

В любом случае, эти слухи представляются не совсем безосновательными. Могут же высокопоставленные калмыцкие чиновники и силовики распродавать «налево» нефть и песок, лишая население республики законных доходов. Так отчего бы им заодно не подзаработать и на продаже отвратного синтетического пойла?

И плевать, что сограждане, употребляющие эту химическую гадость, обычно долго не живут. Главное, чтобы предприимчивым членам одной всем известной семейки жилось богато и хорошо…   

Иван КАРАВАЕВ

 (окончание – в следующем номере) 

Прочитано 1286 раз
Яндекс.Метрика