26.09.2015 16:24

Архиепископ Юстиниан: «Илюмжинов возродил в Калмыкии духовность, а нынешние власти ссылаются на кризис»

23 сентября на сайте «Православие и мир» вышло интервью архиепископа Элистинского и Калмыцкого Юстиниана, который, в частности, отметил большие заслуги 1-го президента Калмыкии, президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова в духовном возрождении республики, а также рассказал о современных проблемах в регионе.
– Сейчас калмыки активно ищут себя. Для руководителей народа, каковым был Кирсан Николаевич Илюмжинов, естественно было восполнить насильственно уничтоженную религиозную составляющую. Потому что буддизм в Калмыкии был уничтожен, в общем, так же, как и признаки христианства.

В то же время калмыки помнили о своих связях с Тибетом, потому что, допустим, Аюка-хан, живший во времена императора Петра Первого, получил признание еще и от Далай-ламы, который прислал ему свою грамоту и, выражаясь нашим языком, свое благословение.
Калмыки совершали в Тибет регулярные паломничества, в том числе в образовательные центры. Этот путь повторил Илюмжинов, который послал молодых людей для обучения в окружение Далай-ламы и пригласил оттуда монахов. И теперь в Элисте, в Центральном хуруле, – более 30-ти монашествующих священнослужителей.
На наших глазах, происходит возобновление буддизма почти из небытия – причем, так сказать, «правильного буддизма», имеющего свои органы управления, богослужение, монастыри и школы. Потому что какие-то традиции в народе, безусловно, сохранялись, – например, танки, – буддийские иконы. И в ссылку семьи уезжали, сохраняя эти святыни.
Сейчас, помимо Центрального хурула (возведенного по инициативе и на личные средства Илюмжинова; прим. ред.), калмыки имеют по районным центрам, по другим крупным поселениям свои места для богослужения. То есть, на сегодня буддизм возрожден в Калмыкии весьма успешно.
Что касается православия, то мы, например, испытываем чрезвычайную потребность в том, чтобы в Элисте был построен кафедральный собор. Да, в условиях Калмыкии русские православные являются меньшинством. Общее количество русских здесь – где-то около 30%. А если в абсолютных цифрах, получается где-то от 70 до 80 тыс., и они разной степени воцерковленности.
Мы понимаем, что и количество наших храмов, и площадь молитвенных помещений должны соотноситься с количеством молящихся. Но собор в Элисте, во-первых, олицетворял бы собою, что это епархиальный центр, что это главный храм православной епархии. И нужно, чтобы этот храм был более доступен для православных жителей города.
Элиста – город невеликий, но сейчас наши прихожане добираются, пользуясь порой двумя маршрутками. Нынешний Казанский собор находится на окраине, вдали от центра. А прихожане наши – люди скромного достатка. Поэтому даже на маршрутке, а то и на двух, доехать для них – достаточно дорого. Не говоря о том, что Калмыкия – край суровых погодных условий. По тамошней поговорке, в Калмыкии есть всего лишь два ветра в году: один – в одну сторону, второй – в другую, но времени без ветра не бывает.
Поэтому нам очень необходим кафедральный собор, который был бы ближе к районам проживания русских, и который бы показывал, что мы пользуемся таким же вниманием республиканских властей, что мы не забыты.
Да, сейчас сделать это становится сложнее. Вообще, конечно, в идеале было бы хорошо, когда строился Центральный хурул, чтобы через забор с хурулом целенаправленно строилось бы и православное святилище – архиерейский кафедральный собор. Но получилось так, что время активного строительства хурула закончилось. Казанский храмик тогда был выстроен, но он совершенно не соответствует соборному служению – ни по размеру алтаря, ни по площади, ни по месту расположения.
Мы ведем переговоры с главой республики, с руководителями города, и я не слышу противоречий, но я хотел бы уже от добрых слов, от доброго понимания перейти к конкретике. Но сейчас – сложности, экономический кризис… (Между тем, возводя культовые здания, Кирсан Илюмжинов не ссылался на кризис даже в нелегкие 90-е; вдобавок, владыка Юстиниан дипломатично умолчал о том, что мать главы Калмыкии Алексея Орлова незаконно захватила участок земли под строительство собора, освященного на тот момент митрополитом Смоленским и Калининградским, а ныне – Патриархом всея Руси Кириллом; прим. ред.).
Недавно был Архиерейский Собор, который обсуждал, чтобы выпускники семинарий приезжали послужить в тех местах, где есть потребность в кадрах. Но это все обставлено рядом условий, которые должна создать епархия. А нам по нашим материальным возможностям они неподъемны.
Объективно такая возможность есть, потому что, в принципе, возрождение экономической жизни Калмыкии идет успешно. Но это пока возрождение жизни сельскохозяйственной (которое тоже началось при Илюмжинове; прим. ред.). И мне приятно видеть многочисленные стада скота: коров, овец.
Сейчас уже вся степь заново поделена, везде свои хозяева, животноводческая база есть. Но, к сожалению, до сих пор отсутствует промышленная переработка мяса: забив и подвергнув самой первичной обработке, скот увозят рефрижераторами. И, как мне говорят, огромное количество мяса уходит, в первую очередь, в кавказские республики, потому что наше мясо пользуется славой, качество его хорошее. Но если бы эта продукция обрабатывалась в Калмыкии, на нее была бы совсем другая цена, и сколько появилось бы рабочих мест! (Между тем, г-н Орлов уже 4 года подряд обещает построить Кетченеровский мясокомбинат, но так его и не построил; прим. ред.).
Раньше в Калмыкии были орошаемые земли. Там выращивали даже рис, было много овощей, были сады. Сейчас это почти все исчезло (стараниями вороватого одноклассника Орлова, 1-го вице-премьера и экс-министра сельского хозяйства РК Петра Ланцанова; прим. ред.) и, в отличие от животноводства, пока еще не возобновлено, тоже ждет инвесторов, ждет мудрого отношения.
Тем не менее, мне кажется, что активность священнослужителей в Калмыкии выше, чем в других известных мне православных регионах. И я с удовольствием стараюсь вписаться в тот ритм жизни, который застал.

Дарья МЕНДЕЛЕЕВА

Прочитано 1680 раз
Яндекс.Метрика