10.11.2015 21:27

Кирсан Илюмжинов: «За 17 лет я не допустил ни одного теракта в Калмыкии»

Кирсан Илюмжинов Кирсан Николаевич, вы являетесь одним из уникальных руководителей, установившим рекорд пребывания на посту главы российского региона (17 лет). Какими достижениями Калмыкии вы гордитесь, и какие, возможно, планы не осуществились?

– Насчет рекорда – это сильно сказано. Хотя, своеобразный рекорд я, наверное, поставил. С 1993 года ни разу не был в отпуске, ни разу больничного не взял и работал без выходных. Субботы, воскресенья, Новый год, 1 января – уже в девять утра я на работе.

Я и сейчас рабочий день обычно заканчиваю где-то в час-два ночи. В восемь утра – на работе. Это потому, что человек может целыми сутками заниматься любимым делом. Нравится – работаю. И работаю много.

Пять лет назад я почувствовал, что мне хочется немного изменить свое хобби. Поработал, не опозорился – самое главное, не стыдно показать, что оставил после себя. Тысячи километров автомобильных дорог, сотни километров газопроводов, построенные храмы, которых не было до меня. Больницы, школы. Дома для малоимущих…

Если бы после меня там груды развалин остались, и гражданское общество было в постоянном конфликте, это говорило бы о том, что я плохо сделал свою работу. Но я ушел на позитиве. И этим горжусь.

За 17 лет я не допустил ни одного теракта на территории Калмыкии. Это что-то значит, поверьте, в таком регионе, как наш. Рядом – Дагестан, Чечня, там были войны, конфликты. До сих пор над Калмыкией мирное небо.

Считаю, что выполнил задачи, которые перед собой ставил. Преемнику досталась стабильная республика с хорошим фундаментом для дальнейшего успешного развития. Чего-то не успел? Возможно. Тому, кто пришел после меня, – ему и наверстывать.

Быть руководителем для вас – это призвание?

– Я абсолютно уверен, что в политику попал случайно. В первый раз я был избран президентом ФИДЕ 24 ноября 1995 года в Париже. Тогда шахматный мир был расколот. Гарри Каспаров вышел из ФИДЕ. Была создана Профессиональная шахматная ассоциация. Проводились параллельные чемпионаты мира, и всегда все спрашивали, кто является настоящим чемпионом.

Кстати, после того, как в 2002 году мы преодолели раскол, в Праге Анатолий Карпов, Гарри Каспаров, Владимир Крамник и другие ведущие шахматисты подписали соглашение с ФИДЕ о том, что титул чемпиона мира – неотъемлемая собственность ФИДЕ.

В 1999 году в Сеуле на исполкоме МОК шахматы были признаны видом спорта, а ФИДЕ – единственной международной организацией, представляющей интересы шахматистов. Сейчас у нас один чемпион – Магнус Карлсен. И никто не спрашивает, по какой версии идет чемпионат.

С самого начала в своей программе я поставил несколько задач: вывести организацию из политического и финансового кризиса, объединить шахматный мир и сделать шахматы видом спорта. Теперь наша главная задача – получить статус олимпийской дисциплины, чтобы войти в программу главных планетарных стартов четырехлетия.

Когда я вступил в должность, у ФИДЕ были одни долги. А сейчас на счету – миллионы долларов и евро. За 20 лет у нас не было ни одного коррупционного скандала. Мы – единственная спортивная организация мира, у которой бюджет опубликован на сайте, и все траты можно в режиме онлайн отслеживать. У меня даже нет права подписи на финансовых документах. Ее ставят генеральный казначей, который избирается съездом, и исполнительный директор.

В свое время вы купили шахматную корону Каспарова, зачем?

– Это произошло в мае 1991 года, перед развалом Советского Союза. Я купил у Гарри бриллиантовую корону, которую сделала фирма «Корлофф». Она весит 7,5 килограмма, 1018 черных и белых бриллиантов. Эту корону Каспаров получил, победив Карпова в декабре 1990 года в Лионе.

Каспаров заявил, что продает корону, а деньги отдает армянским беженцам. Ее у него тогда хотел купить шейх из Кувейта, но сделка не состоялась из-за войны с Ираком. Каспаров предложил ее мне. Мне корона была не особо нужна. Я ее купил, чтобы поддержать Каспарова.

Сколько она стоит – указано в контракте. Однако сумму сделки я пока не могу разглашать. Последний раз я видел корону лет 15 назад, она находилась в Цюрихе, в одной из ячеек Union bank of Scotland.

Вы многое сделали для России, участвуя в подготовке проекта конституции, внесли серьезный вклад в развитие демократии, разработали и внедрили производственную систему в животноводстве. Над какими проектами работаете сейчас?

– Вы о бизнесе? Сейчас у меня более 20 бизнес-проектов по всему миру – в России, Болгарии, Франции, ОАЭ, Лаосе, Вьетнаме, Мьянме. Правда, времени на занятие бизнесом у меня совсем не остается. Поэтому моими бизнес-проектами занимаются люди, у которых это хорошо получается.

Я с огромным удовольствием вкладываю средства в спорт, открывая шахматные академии и организуя турниры. За последние годы я выступил спонсором более 20 крупных шахматных соревнований. Мой главный проект, которому я отдаю все свои силы и энергию: «One billion chess players – one billion clever people». Один миллиард людей, играющих в шахматы, – один миллиард умных людей.

Играете ли вы в шахматы?

– Играю, конечно. Хотя времени на это катастрофически не хватает.

Маргарита СУМАРОКОВА

Источник 

Прочитано 1881 раз
Яндекс.Метрика