04.06.2015 23:05

Шаджин-лама Калмыкии: «Кирсана Илюмжинова в его содействии буддизму не заменит никто»

Тэло Тулку РинпочеРодившийся в семье калмыцких эмигрантов в США, Тэло Тулку Ринпоче (в миру – Эрдни Омбадыков) о своем намерении стать монахом заявил еще в 4-летнем возрасте, а после встречи с Далай-ламой в шесть лет последовало долгое 13-летнее обучение буддийским дисциплинам в монастыре Дрепунг Гоман (Индия).

Тэло Тулку Ринпоче впервые посетил Калмыкию в 1991 г. – в составе делегации Далай-ламы XIV. После первой встречи с исторической родиной и приглашения возглавить процесс духовного возрождения республики, в 1992 г. он был избран Шаджин-ламой (главой буддистов) Калмыкии.

С тех пор в степном регионе было восстановлено и построено свыше 30 храмов и молельных домов. Начиная с 2005 г., резиденция Тэло Тулку Ринпоче находится в главном храме Калмыкии – «Золотая обитель Будды Шакьямуни». Сейчас это – крупнейший буддийский храм Европы.

– Ваше Святейшество, каковы первостепенные задачи для полноценного развития буддизма в России?

– Первостепенная задача – сохранить чистоту традиции и учений Будды в это чрезвычайно сложное время. На протяжении 2550 лет буддистам удавалось поддерживать чистоту монашеской и мирской дисциплины, мы должны и впредь делать на этом упор.

После революции 1917 года на долю буддийского духовенства и верующих России выпали тяжкие испытания, и мы утратили многие ценности: и материальные, и духовные. Можем ли мы возродить утраченное, вернуться к чистой монашеской традиции, которая, вне всяких сомнений, составляет основу буддийского учения, дхармы? Думаю, да. Но это требует времени и усилий. Помните, что духовная дисциплина отсутствовала в России на протяжении 70 лет, тем не менее, сегодня мы наблюдаем постепенное возрождение не только буддизма, но и других религиозных традиций.

Многое меняется в современном мире, и Россия не исключение. Общество сталкивается со множеством проблем – политических, экономических, нравственных. Чтобы преодолеть эти трудности, опять же, необходима духовная дисциплина и отвечающий реальной действительности кодекс морально-нравственных принципов.

Нелишним было бы всерьез задуматься о том, в чем состоит буддийский подход к решению насущных социальных проблем, и найти способ предложить обществу элементы буддийской этики. Уверен, это принесет пользу – будет способствовать его оздоровлению.

– Не кажется ли вам, что присутствие в Межрелигиозном совете Хамбо-ламы Бурятии при вашем (и тувинского Камбы-ламы) отсутствии является несправедливостью? Может быть, пора исправить положение?

– Важно отдавать себе отчет в том, что, в отличие от православия, в российском буддизме – да и не только в российском – никогда не было централизации. Калмыкия, Бурятия и Тува вошли в состав России в разные годы (к слову, Калмыкия была первой: мы недавно отметили 400-летний юбилей).

Духовная жизнь каждого из народов развивалась независимо друг от друга, и при этом все они поддерживали тесные связи с Тибетом. Это становится очевидным даже при поверхностном знакомстве с историческими источниками.

Однако, сегодня на федеральном уровне представлена только Буддийская традиционная сангха России – организация, которая никак не связана с головными буддийскими организациями двух других республик: ни с Объединением буддистов Калмыкии, ни с Объединением буддистов Тувы. Их голоса не слышны, а интересы не учтены. Это нужно менять, и чем быстрее, тем лучше.

– Каким, на ваш взгляд, может и должно быть буддийское образование в России? Устраивают ли вас «Основы буддийской культуры» и практика введения этой дисциплины в школах в целом?

– Я считаю введение предмета «Основы мировых религий» в школах правильным и своевременным шагом, так как эта дисциплина помогает раскрыть сердца наших детей. Я глубоко убежден, что, чем больше у нас знаний о других культурах и религиях, тем лучше.

С другой стороны, этот предмет вводился слишком поспешно и без должной подготовительной работы. Учителя, которые должны были преподавать эту дисциплину, не прошли необходимой подготовки. Но, тем не менее, это хорошее начало, и я надеюсь, что работа в этом направлении будет продолжена.

Как вы знаете, Калмыкия была выбрана в качестве одного из регионов, где проводился эксперимент по обучению основам религиозных культур. Позитивные результаты налицо, но, прежде всего, потому, что духовенство Калмыкии оказало большую помощь преподавателям, чтобы помочь им разобраться в многогранной философии буддизма. И, конечно же, мы регулярно встречаемся с учащимися школ и других учебных заведений: читаем лекции, проводим семинары.

– Изменилось ли положение буддизма в Калмыкии после ухода с президентского поста Кирсана Илюмжинова?

– Вне всяких сомнений, Кирсан Илюмжинов сделал очень многое для возрождения буддизма. Причем, очень важно помнить о том, что свое содействие он оказывал не как государственный чиновник, и не как глава республики. Это был его вклад как жителя Калмыкии и как буддиста. Конечно, нам жаль, что он больше не возглавляет Калмыкию, поскольку Кирсана Илюмжинова в его содействии буддизму не заменит никто.

– Каковы взаимоотношения буддистов с другими религиями в Калмыкии?

– Представителей различных религиозных институтов в Калмыкии связывают дружественные отношения. Мы ведем открытый диалог и обсуждаем вопросы прямо и искренне, не боясь задеть чьи-то чувства. Я рад отметить, что у нас нет никаких проблем. А если бы они возникли, то мы бы обсудили их со всей открытостью и нашли взаимоприемлемое решение.

Думаю, это происходит потому, что в Калмыкии осознают: при всей несхожести философских основ различных вероисповеданий, все они стремятся принести благо человечеству. Мне было очень отрадно, когда православный владыка Зосима (в то время он был епископом Элистинским и Калмыцким) после встречи с Его Святейшеством Далай-ламой сказал, что в нем «очень много от православных подвижников». Такая готовность с уважением и пониманием отнестись к ценностям других религий поистине сближает людей.

– Вы – один из инициаторов проведения учений Далай-ламы для буддистов России в Индии. Вы действительно думаете, что проповеди, услышанные так далеко от России, смогут повлиять на положение дел в российском буддизме?

– На мой взгляд, события прошлых лет уже доказали, что учения, проведенные даже на столь значительном расстоянии от России, имеют множество преимуществ. Во-первых, люди попадают в новую среду, в другую часть земного шара, знакомятся с культурой других стран. Совершают паломничество по святым местам. Встречаются с представителями других направлений буддизма, с философами, высокими ламами, монахами. Все это невозможно получить, оставаясь на территории России.

И, конечно, самое главное – они могут соприкоснуться с мудростью Его Святейшества Далай-ламы, получить его благословение, его философские учения и посвящения. Все мы знаем, что годы Его Святейшества уходят, а наши просьбы о предоставлении ему въездной визы в Россию отклоняются на регулярной основе.

Так что, встреча с ним в Индии и других странах пока остается нашей единственной возможностью учиться у него, поддерживать с ним связь. И это приносит колоссальную пользу каждому. Я глубоко убежден в том, что учения Далай-ламы для российских буддистов, пусть даже они проводятся в Индии, самым существенным образом влияют на состояние буддизма в России. И это влияние, вне всяких сомнений, будет расширяться.

Алексей БЕЛОВ
Источник

Прочитано 2018 раз
Яндекс.Метрика