15.08.2015 21:28

Дайте миру шанс

Кирсан Илюмжинов – о «политике каменного топора», о своём визите в Северную Корею и грядущей «эпохе любви»

Кирсан ИлюмжиновНедавно мир отметил печальную годовщину первого применения атомного оружия. 70 лет назад жертвами атомных бомбардировок стали японские города Хиросима и Нагасаки. Минувшие десятилетия не стерли в человеческой памяти ужас тех дней, а страх перед атомом, даже мирным, с тех пор только вырос.

Среди военных и историков и поныне идут споры о целесообразности применения нового вида оружия в городах Японии – как будто наличие благообразной цели может как-то облегчить страдания переживших бомбардировки, вернуть родственникам погибших, извлечь из небытия непрожитые жизни…

Люди – в первую очередь я, конечно, говорю о политиках – вообще слишком легко идут на крайние меры, последствия которых очень тяжело исправить.

Одна из таких трагических ошибок – разделение некогда единой Кореи. Судя по экономическим успехам Южной Кореи, очевидно, что, если бы страна осталась объединенной, она стала бы одним из столпов мировой экономики. Вместо этого, Республика Корея вынуждена тратить немалые средства на вооружение армии под тем предлогом, что ее северная соседка настроена агрессивно.

Отношения между двумя корейскими государствами далеки от идеала. Вот еще один горький результат принятого некогда решения о разделении единого народа. Поэтому, я считаю, что мы должны приложить все усилия к возвращению объединенной Кореи на карту мира.

Человечеству – всей нашей цивилизации – это выгодно, с какой стороны ни взгляни. Во-первых, так мы избавимся от точки напряжения. Во-вторых, получим мощное государство с примерно 75 миллионами населения, что особенно важно в условиях экономического кризиса. И потому, как только у меня появилась возможность сделать свой вклад в становление взаимопонимания между двумя Кореями, я немедленно вылетел в Корейскую Народно-Демократическую Республику.

Северная Корея, как известно, добровольно и осознанно выбрала путь самоизоляции. До последнего времени страна даже не входила в ФИДЕ. Если в Сеуле мне приходится бывать едва ли не по пять раз в году, причем впервые я побывал там 25 лет назад, в составе официальной делегации Республики Калмыкия, то Пхеньян посетил впервые.

Политика закрытости от внешнего мира сильно мешает развитию страны – и об этом я открыто разговаривал и с послом КНДР в России, и с официальными лицами в самом Пхеньяне. В самом деле, что знает о Северной Корее средний обыватель? Только то, что там толпы голодных людей якобы с утра до вечера маршируют под портретами «любимого руководителя», а провинившихся генералов расстреливают из минометов и зениток (!).

Как и в случае с моей поездкой во Львов, не обошлось без комичных казусов. Если в тот раз мне настойчиво предлагали воспользоваться охраной (мол, это же оплот «западенщины», «бандеровщины», и москалей там прямо из аэропорта волокут на гиляку!), то теперь моя мама очень переживала, что, отправляясь в Северную Корею, я не взял с собой чемодан консервов. А вдруг там будет нечего кушать?

Все эти страхи, разумеется, не оправдались. Однако, я еще раз задумался, насколько пагубное влияние оказывают на сознание людей падкие до сенсаций СМИ, пресловутая «четвертая власть». Рисуя образ северных корейцев, как каких-то кровожадных зомби, пресса содействует расчеловечиванию целого народа. Нечто подобное в истории мы уже проходили не раз, и никогда ничем хорошим это не заканчивалось.

Даже если столь недальновидная политика проводится в отношении не всего государства, а только его руководства, то рано или поздно это приводит к катастрофе. Вспомните, каким монстром рисовали Муаммара Каддафи. Он-де понастроил концлагерей, вытворяет ужасные вещи, ливийцев надо спасать… Хотя, в реальности, это был человек, заботившийся о своей стране, поклонник шахмат, мечтатель и поэт.

Но люди-то об этом не знали! Иначе вряд ли народы западных стран позволили бы своим руководителям бомбить Ливию под предлогом «спасения от диктатуры». В итоге, страну разбомбили, Каддафи убит – и разве там стало лучше и легче жить? К слову, никаких концлагерей в Ливии так и не нашли...

О Северной Корее мир сейчас знает намного меньше, чем когда-то о Ливии. И, отправляясь туда, я преследовал несколько целей, которые должны помочь открыть миру КНДР. Во-первых, мне предстояло убедить северных корейцев войти в состав ФИДЕ, став 187-й страной в Международной шахматной федерации. Сейчас заявка подана, и на очередной сессии Генеральной ассамблеи ФИДЕ, которая начнет работать 2 сентября, делегаты рассмотрят этот вопрос.

Кроме того, мне удалось договориться о Матче мира между детьми из Северной и Южной Кореи, который пройдет на демаркационной линии, установленной по 38-й параллели. 

Вообще, шахматы очень популярны в Северной Корее. Классические шахматы привезли сюда те, кому довелось учиться в Советском Союзе. Но, как мне сказали, 70-80% северокорейских мужчин предпочитают национальный вариант игры – чанги. Они несколько отличаются от привычных нам шахмат (в частности, там нет ферзя). Поэтому в Матче мира мы проведем соревнования и по классическим шахматам, и по чанги.

Я очень надеюсь, что и Матч мира, и вхождение КНДР в ФИДЕ сделают Северную Корею ближе и понятнее миру. А значит, мы хоть немного, но приблизим момент воссоединения двух Корей. Для России это, помимо прочего, означает возможность строительства трансазиатского коридора – стратегического железнодорожного пути. Надо ли объяснять, насколько это выгодно?

Но главное – мы уменьшим риск возникновения ядерного конфликта. У Северной Кореи, напомню, есть ядерное оружие. Южная его наличие на своей территории отрицает, но она связана союзническими отношениями с США, и кто может предсказать, как развернутся события, если ракеты с ядерной начинкой прилетят в Сеул с севера? Мир и так балансирует на грани – так к чему рисковать?

К сожалению, пока политики и люди доброй воли работают над объединением Кореи, в другой точке земного шара идет обратный процесс. Я говорю об Украине и практически отколовшихся от нее ДНР и ЛНР. Снова политические амбиции режут единый некогда народ по живому – по родственным, культурным, историческим связям. И далеко не факт, что этот процесс удастся остановить.

Украина еще в 90-е отказалась от обладания ядерным оружием, но возможности для его восстановления у страны сохранились. И некоторые горячие головы в Киеве уже призывают в кратчайшие сроки вернуть ядерную дубинку. Их можно понять: кому приятно видеть, как разваливается твоя страна? Проблема в том, что, как говорил Антон Чехов, «если в первом акте на стене висит ружье, во втором оно обязательно должно выстрелить». А тут не ружье, а целый арсенал угрожает полыхнуть атомным пламенем.

Конечно, лучше бы его не было вовсе. К этому – отказу от любых видов оружия массового поражения – призвал недавно в своей воскресной проповеди Папа Римский Франциск. К этому, буквально с первых дней создания атомной бомбы, призывали и сами физики-ядерщики, осознавшие, какого джинна выпустили из бутылки. Да и название своей колонки я позаимствовал у Джона Леннона, властителя умов своего времени. Она, правда, направлена против войны во Вьетнаме, но суть от этого не меняется.

В любом случае, призыв Папы Франциска останется гласом вопиющего в пустыне. Потому что сегодня есть достаточно много людей, которые негативно воспримут его идею. Многие из нас все еще живут по канонам каменного века: «Если у соседа есть топор, то должен быть и у меня. Неважно, что сейчас он рубит им ветки для костра – как знать, вдруг завтра он решит размозжить мой череп?».

Довод, надо признать, не из последних – и он имеет право на жизнь до тех пор, пока некоторые считают каменный топор лучшим способом урегулирования разногласий. До середины 80-х политики западного мира, объясняя необходимость владения оружием массового поражения, не без оснований указывали на СССР (лозунг «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем» долго оставался ночным кошмаром для изрядной части землян). Но они упустили шанс, предоставленный миру Михаилом Горбачевым.

Именно политика разоружения, запущенная Горбачевым, предоставила миру возможность избавиться от дамоклова меча ядерного оружия, высвободить гигантские средства, которые можно было пустить на решение актуальных проблем – искоренение смертельных болезней, продление жизни, уничтожение голода и т. д. Тем не менее, часы Судного дня в Чикагском университете неумолимо приближаются к полуночи, означающей ядерный Армагеддон.

Избавиться от оружия массового поражения мы сможем, лишь избавившись от психологии каменного топора. Для этого есть только один способ – перестройка человеческого сознания, воспитание ума. Сотни тысяч лет эволюции не привели большинство из нас к той простой мысли, что мы тем и отличаемся от животных, что нам нет нужды использовать когти, клыки, рога и копыта в борьбе за территорию, самку или образ жизни.

Но понять нам это придется, ибо иного выхода нет. Я уже писал о том, что, по буддийским канонам, вскоре на Земле грядет эпоха Будды Майтрейя, Будды Любви. В эту эпоху мы встанем перед альтернативой: либо научиться жить в гармонии с собой и миром во всем его величии, либо навсегда исчезнуть, как вид.

Я очень надеюсь, что мы выберем первый вариант. И здесь уже неважно, буддист вы или нет – но разве лично вам не станет легче жить на свете, зная, что ядерный пожар вам не грозит? Так давайте дадим миру шанс. Ведь второго такого шанса, если мы преступно упустим время, у нас в дальнейшем может и не быть.

Источник

От редакции. Автор статьи – известный политик и дипломат, президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов.

 

Прочитано 2004 раз
Яндекс.Метрика