22.08.2015 21:23

Звезда по имени Солнце

Кирсан Илюмжинов: «Мой «преемник» запретил ставить памятник Виктору Цою в Элисте»

Виктор ЦойВ годовщину гибели Цоя ко мне приезжали друзья – Евгений Додолев и Наталья Разлогова. Наталья рассказывала, как учила Виктора играть в шахматы. Талантливый человек, как говорится, во всем талантлив. Обучился он быстро. Буквально за пару часов.

Слушал Наталью, вспоминал Виктора и думал: откуда взялась такая всенародная любовь? Быть может, дело в запредельной честности его песен? Я помню, как лет 30 назад группа «Кино» звучала чуть ли не из каждого окна в Элисте, эти песни пели на каждом углу под гитару. Конечно же, правы те, кто называет Цоя голосом поколения, но разве можно только этим объяснить секрет его необычайной популярности? Это было бы слишком просто.

То поколение, которое помнит концерты Цоя, уже сменилось, а люди и сегодня приходят на Арбат к Стене Цоя, где написано, что «Цой жив!». И для них он жив до сих пор – вот в чем его главный феномен. 

25 лет прошло с момента гибели знаменитого певца и удивительного человека. Часто слышу разные суждения о нем, о его таланте. И почему-то мне кажется, что главное о себе он уже объяснил в одном интервью, когда сказал, что «человек живет на планете, а не в государстве».

И еще, разговаривая с друзьями, заглянувшими ко мне на огонек, я подумал, насколько каждому из нас необходим некий пример или образ, ведущий к идеалу. «Звезда по имени Солнце».

Возможно, что и сам Цой не до конца осознавал всю значимость и силу, заложенную в его собственных песнях. Но я все равно считаю, что Виктор стал неким проводником и посланником, который твердо знал, зачем он здесь, и что он с собой несет. С этой миссией он честно справился и ушел потому, что выполнил свое предназначение….

Никто не сможет лишить нас мечты и стремления отстаивать свою свободу, а Цой будет всегда нашим маяком. И не стереть записей со стен: «Цой жив!», потому что для многих он действительно жив, и незримо присутствует в нашей жизни. 

Неизвестно, кем бы стал Виктор Цой, доживи он до наших дней. Но какой смысл гадать – Цой навеки остался молодым энергичным парнем, всегда смотрящим вперед и вдаль. Его песни, к счастью, всегда с нами. Мы слышим их по радио, в исполнении уличных музыкантов, в ремиксах и кавер-версиях. Мы смотрим «Ассу» и «Иглу», мы читаем воспоминания соратников, друзей, близких и родных.

Но, пожалуй, самое главное, что все новые и новые люди, открывающие для себя группу «Кино», становясь фанатами Цоя, доказывают, что «Цой жив!». И это – не пустые слова, а почти физическое ощущение.

Да, четверть века прошло со дня гибели лидера группы «Кино», но фразу «Цой жив» некоторые поклонники пишут вполне серьезно, утверждая, что их герой не погиб, а живет отшельником где-то далеко в Сибири или стал бизнесменом в Японии.

«Наше сердце работает, как новый мотор,

Мы в четырнадцать лет знаем все, что нам надо знать,

И мы будем делать все, что мы захотим,

Пока вы не угробили весь этот Мир.

В нас еще до рождения наделали дыр,

И где тот портной, что сможет их залатать?..»

«Я хотел бы остаться с тобой, просто остаться с тобой, но высокая в небе звезда зовет меня в путь…». Виктор Цой не был депутатом Госдумы, не предлагал программы, как изменить мир. Он его уже изменил, когда пропел главный лозунг нашего времени: «Перемен, мы ждем перемен!».

И еще я вспомнил, что последним указом, который я подписал в 2010-м году на посту главы Республики Калмыкия, был указ об увековечении памяти Виктора Цоя. И, надо сказать, мои сотрудники, будучи фанатами Цоя, они очень быстро нашли скульптора, закупили лучшую бронзу, и памятник получился великолепный.

Правда, установить его в Элисте так и не удалось. Мой «преемник» (нынешний глава Калмыкии Алексей Орлов; прим. ред.), видимо, творчеством Цоя не интересовался. Или посчитал, что земля в Элисте очень дорогая, и ее лучше использовать в коммерческих целях. Поэтому ждем, что тот, кто придет после него, все-таки позволит установить готовый памятник.

Да, именем замечательного музыканта не назвали улицы или проспекты в городах бывшего СССР, где он был так популярен. Зато стены с надписями: «Виктор, ты Бог» и «Цой жив», созданные фанатами, сохранились по сей день.

Стена Цоя есть не только на московском Арбате, но и в Минске, и в Киеве. И я знаю, что дважды в год – в день рождения Виктора и в день его гибели – там бывает особенно многолюдно.

Источник

От редакции. Автор статьи – известный политик и дипломат, президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов.

Прочитано 2492 раз
Яндекс.Метрика