01.09.2015 23:01

Кирсан Илюмжинов: «XXI век – это эпоха монголов и жёлтой расы»

Кирсан ИлюмжиновО строительстве Шахматного дворца в Монголии, вещих снах о долларе, выходе к морю, Порошенко и Украине, монгольских детях и железной дороге из Европы в Азию, и о многом другом – в интервью с президентом ФИДЕ, 1-м президентом Калмыкии, бизнесменом и миротворцем Кирсаном Илюмжиновым.

Недавно Илюмжинов прибыл на Всемирную Олимпиаду по шахматам среди юниоров проходящую в этом году в Улан-Баторе. В Монголии его встречали как единокровного брата – Кирсан Николаевич уже не впервые в этой стране, где представляет Калмыкию и постоянно ведет совместные проекты. Газета «Монголия сегодня» записала с ним весьма содержательное и обширное по тематике интервью.

Кирсан Николаевич, вы говорили о строительстве в Монголии Шахматного дворца. Как продвигается этот вопрос?

– Я встречался с мэром и губернатором Улан-Батора, господином Э. Бат-Уул, и выразил свою просьбу о предоставлении земельного участка на строительство обещанного монголам Шахматного дворца. У Монгольской шахматной ассоциации нет собственного здания, земельного участка, поэтому этот вопрос обсуждали с градоначальником. Надеюсь, что просьба будет решена положительно.

В Шахматном дворце не только будут играть в шахматы, но здесь будет работать Шахматная академия, школа. Также будет гостиница для шахматистов, постоянно будут проводиться турниры, чемпионаты.

Сколько средств потребуется на его строительство?

– На сегодняшний день я не могу назвать конкретные цифры. Все прояснится с началом строительства. Это будет действительно большим проектом.

В 2013 году вы говорили, что Монголия является благоприятной страной для привлечения иностранных инвестиций. Но сегодня число иностранных инвесторов сократилось, да и наша экономика терпит не лучшие времена. Что вы можете сказать на этот счет?

– Монгольская экономика, равно, как и российская экономика, является частью большого организма, именуемого мировое хозяйство и система. Поэтому, если заболеет один орган, то это будет отражаться и на других органах.

Монголия является частью азиатского рынка, мирового рынка, поэтому изменения курса американского доллара, евро, юаня, а также цен на нефть, оказывают на нее влияние. Экономика Монголии неразрывно связана с соседним Китаем. В Монголии работает много китайцев, стороны широко развивают торговые отношения. На Монголии отражается то, что много китайских компаний сегодня находятся в кризисной ситуации, и ограничивают объемы иностранных инвестиций.

Другим соседом Монголии является Россия. В последнее время Россия тоже в кризисе из-за санкций, наложенных западными странами. Все это оказывает влияние на монгольскую экономику. Но любой кризис преодолевается. В сентябре этого года в Турции пройдет саммит «Большой двадцатки», на котором будут обсуждать вопросы о путях выхода из кризиса, о повышении числа рабочих мест, об улучшении уровня жизни граждан.

Я считаю, что Монголия располагает огромным потенциалом. Два соседа Монголии – Россия и Китай – являются государствами с большим населением и большой экономикой. Монголии нужно использовать свое преимущество географического расположения, и получать значительную прибыль за счет китайского дракона и российского медведя.

Разумеется, проблемы усугубляет отсутствие выхода к морю и инфраструктуры. Но во время инаугурации президент Ц. Элбэгдорж отметил 10 пунктов социально-экономического развития Монголии, и тогда он неслучайно подчеркнул, что одним из главных будет улучшение дорожной, транспортной инфраструктуры.

Большинство природных богатств Монголии накоплено на юге страны. Но соседство с Китаем не означает, что все нужно вывозить в сторону южного соседа. Чтобы не попасть в чрезмерную зависимость, необходимо развивать многовекторную экономику.

Природные богатства можно вывозить и в сторону южного соседа, и северного соседа, и параллельно перерабатывать самим. Невозможно говорить о полноценном экономическом развитии без железной дороги, по которой будут провозить, например, уголь Таван Толгой в сторону Желтого моря и т. д. По этой причине, инвесторы – в том числе, мои партнеры – стараются привлекать капитал.

Это крупный проект, поэтому трудности есть. Правительство Монголии дает все необходимые гарантии инвесторам. Но Монголия является парламентской страной, и потому, как я заметил, тратится много времени на обсуждение определенного проекта. Чрезмерно долгое обсуждение препятствует принятию решения, некоторые проекты простаивают, и это неправильно. Экономика не стоит на месте, и важно принимать решения оперативно, быстро. Надо правильно чувствовать события, обстоятельства.

12 августа 1998 года, когда я был президентом Республики Калмыкия, мне приснился один сон. В то время один американский доллар равнялся пяти рублям.

Я, конечно же, провел исследование, но главное то, что я почувствовал нутром, и у меня было предчувствие неминуемого падения курса рубля. Поэтому я поручил правительству Калмыкии, Парламенту, Центробанку выдать народу все ценные бумаги в виде зарплаты, предоплаты все деньги, которые есть у государства.

Всего через несколько дней, 17 августа, 1 доллар равнялся уже 50 рублям. Россия оказалась в сложнейшей ситуации, власти объявили технический дефолт, и среди 93 регионов РФ только одна Калмыкия не столкнулась с кризисом. Это был случай, который наглядно показал, насколько важно чувствовать и предчувствовать, своевременно принимать меры.

– Может быть, Монголии как раз не хватает такого же лидера, умеющего чувствовать и предчувствовать?

– В Монголии действует парламентская форма правления, при которой невозможно иметь одного конкретного лидера. Монголы на выборах добровольно решили, какая у них будет власть. А в Калмыкии действует президентская власть. И только история покажет, какая из власти – лучшая. Однако монгольская история показывает, что неплохо иметь такого же сильного лидера, как Чингисхан.

– Чем вы сейчас занимаетесь в Калмыкии?

– Я уже 5 лет, как не живу в Калмыкии, и остался в истории калмыцкого народа, как первый и последний – единственный президент страны. По Конституции Калмыкии теперь действует глава республики, а не президент.

– У вас был благотворительный фонд. Он сейчас работает?

– В 1991 году я создал благотворительный фонд имени Кирсана Илюмжинова – в честь своего дяди, брата моего отца, который был героем Гражданской войны. Через этот фонд я построил много храмов в Калмыкии.

В 1993 году, когда я стал президентом Калмыкии, у нас не было ни одного буддийского храма, хотя мы – буддисты. Не было ни одной православной церкви, ни одной мечети. Калмыкия – многоконфессиональная республика. Используя деньги фонда, средства своих друзей и партнеров, мы построили около 50 буддийских храмов.

Мы построили самый большой буддийский храм в Европе высотой 64 метра. Для того, чтобы достроить его, я вместе с партнером продал свой личный самолет «Фалкон». Построили православный храм. Я помог восстановить в Москве церковь Святого Николая на улице Рождественка, 15. Это была полуразвалившаяся церковь. Я дружил с Патриархом Московского и всея Руси Алексием II, и он попросил меня восстановить ее. Я ее восстановил.

Фонд помог многочисленным детям с лечением, потому что у нас в республике плохая вода, оттого и страдают желудочно-кишечными заболеваниями. Фонд оплатил лечение 44 тыс. детей Калмыкии в санаториях Северного Кавказа, Германии, Франции и т. д.

Также фонд оплатил учебу многочисленных калмыцких студентов, в том числе, в Москве. На средства фонда покупали оборудование для медицинских учреждений, каждая школа получила по автобусу.

Калмыкия является единственным регионом в Российской Федерации, где в 2005 году, к 60-летию победы в Великой Отечественной войне, каждый ветеран бесплатно получил по автомобилю. Шесть тысяч автомобилей мы подарили нашим ветеранам.

Ваш фонд организовал в 1998 году в Элисте и Всемирную шахматную Олимпиаду?

– Фонд помогал и в организации различных международных мероприятий. В 1998 году мы провели шахматную Олимпиаду. А 19 августа этого года в Улан-Баторе мы открыли Международную шахматную Олимпиаду среди юниоров. Я встречался с президентом Монголии Ц. Элбэгдоржем, министрами, членами парламента, и говорил им, что нужно как можно чаще проводить такие события, если, конечно, средства находятся. Они поддерживают это.

Для чего Калмыкии нужна была Олимпиада? В 1998 году Калмыкию не знали, разве что братья-монголы знали. Но нас даже не знали в соседних регионах. Маленькая, провинциальная, отсталая республика была. Денег не было.

Когда я стал президентом, республика в 1993 году собрала налогов на сумму $1 млн. 700 тыс. А через 5 лет, в 1998 году, мы наличными в виде налогов в бюджет России отвезли $650 млн. Разницу вы видите сами.

Мы создали оффшорную зону, построили дороги, которых у нас не было. Откуда мы находили средства? Мы привлекали инвесторов, вели активную работу для того, чтобы республика была узнаваемой.

Одним из самых дешевых видов спорта являются шахматы. Поэтому мы объявили, что в 1998 году пройдет Всемирная шахматная Олимпиада. 2000 шахматистов из 129 стран приехали в Калмыкию. Мы убили тогда двух зайцев.

Когда японцы, немцы, американцы, монголы, французы, англичане и др. приехали в Калмыкию, они увидели, что в такой большой России есть маленькая Азия – Калмыкия. Все спрашивали, почему все такие узкоглазые. Мы тогда говорили, что мы пришли из Монголии.

Они увидели, что в России есть азиаты, буддисты. Естественно, начали статьи писать. Это была пропаганда. После статей бизнесмены начали интересоваться Калмыкией, стали приезжать к нам. Так мы одну задачу выполнили.

Вторую задачу нужно было выполнить для того, чтобы показать нашим детям, что есть и другие страны. Большинство из них даже не ездили в соседние провинции, не говоря уже о Москве. Увидев иностранцев, наши дети начали учить иностранные языки, успеваемость стала хорошей. То есть, через шахматы мы открыли для Калмыкии окно в мир.

– Возможно, Олимпиада в Улан-Баторе послужит окном и для монгольских детей?

– Я тоже на это очень надеюсь. Я рад, что приехал на открытие Олимпиады, и вдвойне рад, что мы дали Монголии право на ее организацию. Монгольская шахматная ассоциация ведет активную деятельность, растет качество спортсменов, поэтому Монголия получила право собрать у себя юных талантливых шахматистов.

В минувшем году я был в аймаке Завхан, где состоялся шахматный турнир с участием 10 тыс. детей. Я был приятно удивлен этим событием, меня переполняли эмоции. Тогда я своими глазами видел, насколько в Монголии интенсивно развивают шахматы. После Монголии я был в Лондоне, где рассказал об увиденном в вашей стране, и обсудил возможности включения шахмат в Книгу рекордов Гиннеса.

Прошлогодний турнир в Завхане был крупным мероприятием по пропаганде и развитию шахматного спорта. А нынешняя Олимпиада среди юниоров отличается тем, что на нее из разных стран съехались лучшие из лучших за право стать чемпионами. Безусловно, и в дальнейшем мы будем активно сотрудничать с Монголией в организации азиатских региональных и международных турниров.

– В последние годы монгольские шахматисты показывают большие результаты. Закономерно встает вопрос: существуют ли возможности для того, чтобы они попали в первую пятерку мирового рейтинга?

– Безусловно, возможности существуют. Вот говорят, что ХХI век является веком желтой расы. Китайцы думают, что это их век, но я считаю, что это век монголов.

Ученые мне говорили, что измеряли мозг у разных народов, и у монголов он оказался больше. IQ монголов очень высокий. В Монголии есть единственный в мире музей интеллектуальных головоломок. Такого уникального музея нигде в мире нет! Монгольские скотоводы придумали кубики-рубики, чтобы в свободное от выпаса скота время занимать свои мозги. Сейчас детей нужно развивать с помощью шахмат, ибо потенциал у монголов очень большой.

Я благодарен предыдущему президенту Монголии Н. Энхбаяру, а также действующему президенту Ц. Элбэгдоржу, которые, когда я был президентом Калмыкии, посещали нашу республику. Это были первые президенты Монголии, приехавшие в Калмыкию. Раньше Ю. Цэдэнбал обещал приехать, но этого не случилось.

Жили президенты в Шахматном городе, который был построен для Всемирной шахматной Олимпиады. Они видели Шахматный дворец. Мы с Ц. Элбэгдоржем посетили детскую школу, где маленькие дети играют в шахматы. Тогда Ц. Элбэгдорж попросил меня поддерживать юных монгольских шахматистов.

Я, как президент ФИДЕ, имею три квоты, которыми распоряжаюсь по своему усмотрению. То есть, это три квоты, позволяющие включать шахматистов в те или иные турниры. И я включил монгольских шахматисток сразу в финал этапа Гран-при. Монгольские шахматисты начали расти все активнее с каждым годом.

Олимпиада в Улан-Баторе даст возможность юным монгольским шахматистам поиграть в шахматы со своими сверстниками, посмотреть свой уровень. В прошлом году в декабре я был в ЮАР и вручил золотые, серебряные и бронзовые медали шахматистам. Среди них был монгольский мальчик, занявший 2-е место на первенстве мира среди детей. Я думаю, что Олимпиада в Улан-Баторе тоже откроет много талантливых шахматистов.

Я уверен, что монгольские дети будут хорошо учиться шахматам, беря пример с других. Тем более, что шахматы – это не просто спорт. У детей, которые начинают заниматься шахматами, успеваемость улучшается на 40 %. Шахматы способствуют развитию логики, мышления, фантазии, у детей хорошие результаты по математике, литературе.

– Вы ведете активную политическую деятельность, встречаетесь с лидерами стран мира. Вы даже были на Украине, встречались с президентом Порошенко. Расскажите, пожалуйста, об этом.

– Я в 27 лет стал самым молодым депутатом парламента, и с тех пор я в политике. Из политики я не уходил, и продолжаю в ней пребывать. Ибо каждый человек, достигший 18 лет, ступает ногой в политику – он участвует в выборах, его выбирают, или он кого-то выбирает. Я являюсь президентом ФИДЕ, вхожу в очень много других международных структур. В неделю в среднем я общаюсь с главами 2-3 государств, с председателями правительств. Посещаю разные страны, начиная от Латинской Америки, Перу, Мексики, Никарагуа.

Я встречался с Петром Порошенко. Я – гражданин России, у которой сейчас очень сложные отношения с Украиной. Я предложил организовать там чемпионат мира. Потому что Мария Музычук – гроссмейстер из Львова – стала чемпионкой мира. Она сейчас будет играть с китаянкой Хоу Ифань, и Китай предложил провести чемпионат, и Львов тоже.

Львов – традиционный шахматный город. С одной стороны, это послужит популяризации шахмат, а с другой стороны, я хочу постоянно обращать внимание лидеров стран на то, чтобы они лучше занимались физкультурой, спортом, но не воевали, деньги не тратили на оружие. Может быть, такие усилия позволят уходить от войны. Как говорят, лучше плохой мир, чем хорошая война.

А что вам ответил Порошенко?

– Хорошо воспринял мое предложение. Он назначил руководителя своей администрации Бориса Ложкина председателем оргкомитета, и на днях я снова лечу в Киев. Пройдут совещания по чемпионату мира.

Конечно, все удивились, ведь я – первый и единственный политик из России, который за последние полтора года с момента конфликта, поехал на Украину. Мне президент Украины так и сказал, что я первый и единственный. Никто туда не ездит, но ездить надо.

Недавно я был в Северной Корее, встречался с руководством страны и скоро планирую организовать шахматный матч между Северной и Южной Кореей на 38-й параллели, которая их отделяет.

В Южной Корее я встречался с бывшим президентом, руководством шахматной федерации, и мы договорились, что 100 детей из Сеула будут участвовать в матче. В матче будут участвовать также 100 детей из Пхеньяна. Такой же матч я организую скоро между Израилем и Палестиной.

– Помимо открытия Олимпиады, у вас, наверное, было много других встреч в Улан-Баторе?

– У меня много встреч в Монголии – с министрами, депутатами, бизнесменами. 19 августа у меня была встреча с министром здравоохранения и спорта Г. Шийлэгдамба. Мы обсуждали вопросы, касающиеся развития шахматного спорта. Министерство выразило готовность поддержать ФИДЕ в вопросе включения шахмат в олимпийскую программу.

Также мы обсудили, чтобы я каждый год выделял для Монголии по пять мест для обучения. В этом году выделил не пять, а четыре. В Москве есть два вуза, где готовят спортивных шахматных менеджеров. Они 5 лет будут учиться бесплатно, получать стипендию. 1 сентября первые пять человек из Монголии по линии ФИДЕ поедут в Москву.

ФИДЕ проводит семинары здесь, в Монголии. 20 августа в Улан-Батор приехала экс-чемпионка мира, болгарская гроссмейстер Антоанета Стефанова. Она дает семинар для арбитров.

Как продвигается ваша работа по соединению Азии и Европы железной дорогой, которая будет пролегать через Монголию?

– Это 1850 км железной дороги, которая пройдет по югу Монголии – от месторождения Таван Толгой в Желтое море в Китай. Эта дорога соединит месторождения, даст импульс развитию населенных пунктов юга России, и выведет Монголию на море. Это – большой проект на несколько миллиардов долларов. Мы начали его реализацию год назад, и я надеюсь, что наша работа будет продолжаться.

Вообще, легче построить мясокомбинат, чем железную дорогу. Потому что железные дороги – это государственные проекты, и здесь нужны большие фонды. Я надеюсь, что развитие экономики позволит построить дорогу. Конечно, надо, чтобы дорога была рентабельной.

Монголы были рады, что вы в прошлом году в Норвегии одержали победу над Гарри Каспаровым на выборах президента ФИДЕ. Это были непростые выборы?

– Выборы действительно были сложные. Потому что Каспаров считает себя оппозиционером, выступает против В. Путина, России. Поэтому выборы президента ФИДЕ были не спортивные, а политические. Его открыто поддерживал Госдепартамент США.

Когда я приезжал в некоторые страны, например, в Малайзию, ОАЭ, послы США просили шахматные федерации этих государств голосовать за Каспарова. И не из-за того, что он великий шахматист. А из-за того, что он регулярно выступает против политики Путина, российской политики в Сирии, на Ближнем Востоке, в Азии, на Украине.

В прошлом году была неблагоприятная международная обстановка. В марте Крым снова отошел к России, а Запад и Каспаров заявили, что это захват. Когда я приезжал по делам ФИДЕ в зарубежные страны, меня спрашивали, почему забрали Крым, зачем воюете с Украиной – вместо того, чтобы обсуждать со мной вопросы развития шахмат. Хотя, я не президент России, а являюсь главой ФИДЕ.

Если проанализировать все выступления Каспарова, то 99% из них были на политические темы, критика России. Так как я 20 лет в политике, работал с М. Горбачевым, Б. Ельциным, В. Путиным, то Каспаров все время обвинял меня в том, что я как бы российский политик.

А я все время говорил, что ФИДЕ объединяет 186 стран мира, у организации есть свои проблемы, и предлагал их обсуждать. Но Каспаров не соглашался. И все же, несмотря на это, на санкции против России, 110 стран проголосовало за меня, за мою программу. Это была убедительная победа. Голосов за меня было подано в два раза больше, чем у Каспарова.

Пользуясь случаем, через вашу газету хотел бы поблагодарить Монгольскую шахматную ассоциацию за поддержку, за сотрудничество, за меры по развитию шахмат в стране.

P. S. В ожидании интервью с Кирсаном Илюмжиновым, нам представилась возможность встретиться и с его отцом – известным калмыцким писателем Николаем Доржиновичем Илюмжиновым. Ему 87 лет, но он продолжает активную деятельность – является председателем Республиканского фонда ветеранов войны и труда, членом Союза российских писателей, автором многих произведений, посвященных судьбе поколения, опаленного войной и прошедшего через трагические годы депортации.

Широкое признание читателей получили его рассказы и исторические очерки «Ураган в степи», «Бегство к морю», «Доброволец Бембя», «На Мазульском руднике», «Старший сержант», романы «Абиль», «В таежном крае», «Хлеб горьких лет», книга о фронтовиках Великой Отечественной «Солдатские судьбы», автобиографическая повесть «Предки. Факты. Время» и многие другие.

Самобытное творчество писателя – это духовно-нравственное осмысление суровых уроков войны, 13-ти лет депортации. Книги Н. Илюмжинова – это эстафета живой памяти добра, мужества и терпения, которая передается из поколения в поколение.

Николай Доржинович сказал, что очень рад возможности побывать в Монголии, в которую мечтал приехать еще со студенческих лет, когда впервые прочитал книгу Яна о Чингисхане.

«Мы летели в Улан-Батор семь часов, и во время полета я думал о великом Чингисхане, о его эпохе. Я думал, как он на коне преодолевал такие широкие просторы, как он дошел до Европы, как завоевал полмира. И я понял, что больше не родится такой великий в истории человечества человек», – подчеркнул Н. Илюмжинов.

Он добавил, что встречался в Улан-Баторе с монгольскими писателями, прозаиками. «Мы говорили много прекрасного о дружбе двух народов, у которых одни корни, о сотрудничестве, о необходимости как можно чаще переводить и издавать книги авторов Монголии и Калмыкии, чтобы через литературу еще больше крепчали наши отношения», – отметил Н. Илюмжинов.

Источник

Прочитано 2244 раз
Яндекс.Метрика