27.02.2016 19:13

Как отменить апокалипсис?

Кирсан Илюмжинов: «Мировая элита не мыслит категориями вечности»

В последние месяцы люди в разных концах света, разных профессий и в разных ситуациях, словно сговорившись, продемонстрировали все худшее, что только есть в человеческой природе.

На арктическом острове кто-то покалечил белую медведицу, накормив куском мяса со взрывчаткой. Камчатские рыбаки, выловив занесенного в Красную книгу сивуча, решили добыть его клыки прямо на палубе, отпилив животному морду. В Дании детей вновь принудительно согнали на демонстрацию расчленения льва. Все это сопровождалось шокирующими видеокадрами: не отвернешься, не назовешь выдумкой.

Впрочем, позднее выяснилось, что медведь (а вовсе не медведица) пострадал не сильно. Сивуч был мертв задолго до «встречи» с рыбаками. И только история с датским львом (тушу которого перед разделкой год хранили в морозильной камере) оказалась стопроцентной правдой.

Но общество уже не обращает внимания на подобные мелочи. Поскольку менее страшные новости никто не станет обсуждать с тем пылом, с каким интернет-аудитория набрасывается на негатив.

Боюсь, это говорит об очень опасном симптоме: мы все охотнее верим в то, что человек способен на любую жестокость, на любую подлость, а уж тем более – по отношению к беззащитным животным. Причем, для такой уверенности имеются веские основания.

Человечество никогда не отличалось особой склонностью к сантиментам – иначе не понадобились бы ни Нагорная проповедь Христа, ни сунны Мухаммеда, ни учение Будды. Но, если в давние времена стычка вооруженного примитивным копьем промысловика с белым медведем в приполярных льдах – или охотника со львом в африканской саванне – оправдывала людскую жестокость выбором между жизнью и смертью, то нам, вооруженным динамитом, ружьями и электроинструментом, оправдывать ее нечем.

После новогодних каникул в швейцарском Давосе традиционно собралась мировая элита: банкиры, бизнесмены, политики и маститые экономисты. Значительную часть дискуссий заняла оценка грядущих рисков. Проще говоря, собравшиеся обсуждали, как плохо мы будем жить дальше, и что теперь с этим делать.

На сей раз, темой форума была начавшаяся, по утверждениям участников, четвертая промышленная революция. Новый технологический уклад предполагает совершенствование машинного интеллекта, и, как предупредил технический директор Google, футуролог Рэй Курцвейл, уже к 2020 г. компьютеры смогут сравниться по эффективности с человеческим мозгом.

Гипотетически, поумневшим компьютерам вполне по силам реализовать сценарий, описанный русским писателем Валерием Брюсовым в рассказе «Восстание машин» в 1908 г. Если же учесть, что, по предсказанию Курцвейла, к 2038 г. станет возможен синтез компьютера с человеком, все выглядит еще безрадостнее. Представляете, что мог бы натворить подключенный к интернету гибрид Усамы бин Ладена и Deep Blue (суперкомпьютера, в 1997 г. выигравшего шахматный матч у Гарри Каспарова)?

Проблема воспринимается настолько серьезно, что ее обсуждали не только в Давосе. Папа римский Франциск направил специальное обращение с призывом не допустить дегуманизации человечества, не «позволить сделать нас неспособными к чувству сострадания к бедным, плачу от боли других людей».

Обращение весьма своевременное. Вот только не совсем понятно, что могут сделать для этого участники Давосского форума. В конце концов, забота о душе всегда была прерогативой религии и церкви.

Воспитание души, формирование принципов и ценностей подразумевает кропотливую и долгую работу, с прицелом на столетия, а то и на десятки веков. Но представители элиты не оперируют такими категориями. Их горизонт мышления простирается от финансового года до выборной пятилетки. Поэтому они склонны искать простые решения в ответ на сложные вызовы.

Яркий пример – анонсированный в Швейцарии референдум о введении всеобщего пособия в размере 2500 евро каждому взрослому гражданину страны, и чуть более 600 – тем, кто не достиг совершеннолетия.

Эта идея кажется превосходной лишь на первый взгляд. В череде мрачных новостей начавшегося года, эффект разорвавшейся бомбы произвели сообщения о том, как прошли новогодние праздники в Кельне и других городах Германии и Европы. Несмотря на молчание властей, бесчинства, устроенные «новыми гражданами» Евросоюза, стали известны возмущенной общественности.

Можно долго спорить о провале политики мультикультурализма, пеняя на то, что власти западноевропейских стран упустили воспитательную работу с беженцами. Можно утешать себя тем, что в безобразиях принимала участие лишь незначительная часть беженцев, а все прочие – достойные люди. Но нельзя отрицать одного: все они прибыли в благополучные страны в поисках комфортной и безопасной жизни.

Что будут делать власти Швейцарии, когда на гражданство страны начнут претендовать миллионы, привлеченные возможностью получения большого пособия? Поставят пулеметы на границах? Между прочим, такие предложения уже звучат в Германии, и не только там. Это что – вершина традиций европейского гуманизма, заложенных Петраркой, Монтенем и Томасом Мором?

Идея всеобщего благоденствия в отдельно взятой стране разрушительна по сути. Сегодня лишь 2% швейцарцев уверены, что бросят работу, если им не придется заботиться о хлебе насущном. А вот в России готовы с легкостью покинуть рабочее место 22% опрошенных, уверяя, что станут больше времени отдавать семье, благотворительности, своему культурному развитию и общему совершенствованию.

К сожалению, практика показывает, что человек скорее склонен предаваться наслаждениям, чем работе над собой. А это – прямой путь к деградации общества. Тем более, если людям будут предоставлены новые, невиданные прежде виды наслаждений – в том числе, основанные на взаимодействии человека и компьютера.

Психологи и педагоги давно говорят об угрозе все большего смешения реального и виртуального мира – и его катастрофических последствиях. Виртуальная наркомания ни по механизму воздействия, ни по последствиям не отличается от наркомании обычной. То есть, через пару десятилетий Швейцария рискует получить свою «Кельнскую ночь», но уже без всяких мигрантов.

Что же делать? Прогресс не остановить, и каждый человек на Земле имеет право на безопасную и комфортную жизнь. Но, на мой взгляд, и в рассуждениях давосских футурологов, и в предложении швейцарских экономистов есть крупный изъян: человек в них вторичен.

Можно ли всерьез рассуждать о переходе к зеленой энергетике, если вспомнить о миллиарде людей, до сей поры живущих при лучине и керосиновой лампе? Так ли важны разработки «умных домов» и управляемых автопилотом автомобилей, если треть мира живет в постройках на уровне каменного века и использует для передвижения тягловый скот? И, наконец, заслужило ли человечество право на безделье, если вокруг еще так много работы?

Я думаю, что эти вопросы взаимосвязаны. В мире вообще все взаимосвязано: любое действие или бездействие каждого из нас сказывается не только на судьбе одного конкретного человека, но и на жизни всего человечества, Земли в целом.

Пока мы не осознаем эту простую, в общем-то, мысль, пока каждый из нас не научится планировать свои действия и анализировать их последствия, любые изобретения и социальные новшества будут в итоге приводить к неискоренимым проблемам.

Мало кому придет в голову разрешить пятилетнему ребенку самостоятельно управлять автомобилем, а тех, кому придет, мы будем считать людьми неадекватными. Для того, чтобы грамотно пользоваться техническими достижениями, человечество должно повзрослеть, стать умнее. Все человечество, а не граждане отдельных стран.

Именно поэтому мы в ФИДЕ так упорно продвигаем идею «one billion clever people» – «одинмиллиардумныхлюдей». Только Человек с большой буквы, обладающий развитым разумом, широкими познаниями и способностью к состраданию, сумеет с пользой распорядиться всеми завоеваниями цивилизации. Только ему подвластны подвиги науки и технологии, только он в состоянии не дать сбыться кошмарным видениям авторов антиутопий.

Источник

От редакции. Автор статьи – известный политик и дипломат, президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов.

Прочитано 1615 раз
Яндекс.Метрика