27.08.2013 13:58

Лидер калмыцкого отделения партии «Справедливая Россия» Валерий Боваев: «С приходом нового руководства, в Калмыкии резко выросла коррупция, и вернулся дикий рынок 90-х»

Валерий БоваевЕсли сказать, что рабочий день лидера калмыцкого отделения партии «Справедливая Россия» Валерия Боваева длится практически 24 часа в сутки, это не будет особым преувеличением.

Напомним, после того, как в минувшем июне «эсеры» потеряли безвременно и трагически ушедшего из жизни Эрдни Каруева, партийцы единогласно избрали своим новым руководителем политического и экономического «тяжеловеса» – экс-вице-премьера, экс-министра сельского хозяйства, промышленности и торговли РК Валерия Боваева.

И, следует отметить, этот выбор себя полностью оправдал, так как Валерий Эрдниевич пользуется большим доверием у наших сограждан. Прекрасный управленец, знающий все насущные проблемы местных жителей не понаслышке, и прошедший все испытания вместе с народом Калмыкии, это доверие он, без сомнения, заслужил: многолетним честным трудом и, конечно же, своим бесценным опытом и уважительным отношением к простым людям.

- Первый, и самый важный сейчас вопрос – поддержка малого бизнеса, – говорит Валерий Боваев. – Понятно, что на федеральном уровне Владимир Путин озабочен поддержкой малого и среднего предпринимателя.

Но, поскольку в Калмыкии таких крупных градообразующих предприятий, как на Урале или в Сибири, нет и никогда не было, в первую очередь мы должны всячески поддерживать именно малого предпринимателя: небольшие фирмы (будь то мини-пекарни, ателье, автозаправки, или деревообрабатывающие, металлоперерабатывающие компании), представителей легкой, текстильной промышленности.

Каждого! И ведь когда-то мы к этому пришли… (вздыхает). В свое время, пережив с Кирсаном Илюмжиновым «лихие 90-е» – а все помнят, что творилось тогда в России – мы в начале 2000-х буквально начали все с нуля...

Для справки: Валерий Боваев еще в советскую эпоху, едва окончив институт, был приглашен в министерство сельского хозяйства тогдашним министром Ильей Бугдаевым. А после выборов первого президента республики в 1993 году, Кирсан Илюмжинов предложил уже ему самому возглавить ведомство. И не ошибся. Претерпев все лишения 90-х, глава РК и новый министр сельского хозяйства решили пойти своим путем, открыв новые пути для развития республики.

- Мы, конечно же, понимали, что без федерального центра нам – никуда. Все, что было в советский период у Калмыкии, а это, в первую очередь, трикотажная и швейная фабрики, завод «Звезда» («Одн»), ушло в частные руки. Колхозы развалились, став новомодными фермерскими хозяйствами.

И что? Каждый частник-предприниматель в результате тотальной приватизации 90-х остался наедине со своими проблемами. И когда мы увидели, что один из наших столпов, завод «Звезда», благодаря крепкому промышленнику и хозяйственнику Сарику Абушинову, в страшные для страны годы сумел устоять, то мы решили помочь другим нашим крупным предприятиям. И поначалу взялись за швейную фабрику «Сар».

В 2004 году в республике вышел закон «О государственной поддержке промышленных предприятий», для принятия которого мы с первых лет нового тысячелетия бились вместе с Кирсаном Николаевичем. И вот, после вступления в силу этого закона, нам надо было делать первые практические шаги.

Но как? Ведь госзаказы, за счет которых существовали наши фабрики и заводы во времена СССР, ушли в прошлое. Наши больницы и детсады пытались в 90-е годы хоть как-то выходить из тяжелейшего положения самостоятельно. То есть, попросту закупали дешевую продукцию на вещевых рынках, коих расплодилось на наших просторах, по милости «челноков», великое множество.

А, извините, китайский и прочий ширпотреб через некоторое время приказывал долго жить, зато за счет своей дешевизны перебил у швейной фабрики все заказы. Фабрика буквально «встала», товарооборота не было никакого. Шить было не для кого.

И нам помог тогда хороший знакомый Кирсана Николаевича, гендиректор «Ростекстиля», давший «божеский» кредит в виде сырья – тканей (ведь денег у фабрики «Сар» не было, а надо было из чего-то те же простыни шить!), с рассрочкой на 90 дней.

От редакции.Так и вспоминается крупнейший налогоплательщик за всю новейшую историю Калмыкии Давид Якобашвили. К сожалению, потерянный для Калмыкии по вине «орловской» власти.

Сколько бы в свое время Кирсан Илюмжинов ни договаривался, используя личные связи, все его благие начинания и договоренности, наработанные благодаря его высокому влиянию в бизнес-кругах, в наши дни постепенно сходят на «нет» – бездарными и алчными орловцами все прошлые (да и нынешние, как в случае с Якобашвили) сегодня сводятся на нет…

- С другой стороны, – продолжает Валерий Эрдниевич, – кредит-то надо было возвращать. И ведь вернули! Спустя три месяца, как и положено. Более того, за счет начавших поступать заказов напрямую из больниц, детских садов, товарооборот фабрики начал расти. И заказчики почувствовали разницу: поняли, что отечественное сырье намного качественнее, и пошив здесь же, рядом, и такой же качественный.

Директора и завхозы предприятий-заказчиков поняли, что свой рубль они вкладывают надежно – «наше» постельное белье имеет срок износа куда больше, и непонятную «базарно-рыночную» продукцию заменила очень добротная элистинская.

Заказы пошли, и тут мы подумали: а ведь в каждом отдаленном уголке нашей степной республики есть свои районные больницы и садики. И, мало-помалу, маленькие частные фабрики и ателье стали отбивать кредиты: по Элисте – давали рубль, возвращали семь, а по районам – давали рубль, возвращали три. Оно и понятно, районы беднее, но все же! Столичные фирмы «отбивали» долг в семикратном размере, районные – в троекратном. Уже хорошо!

Швейная фабрика «Сар» – это только наглядный пример. В итоге, заработали с прибылью многие малые наши предприятия – автозаправочные станции, хлебопекарни и прочее. Ведь хлеб – всему голова.

А смотрите, что творилось в 90-е, когда соседние волгоградский, ставропольский рынки вытеснили с нашего рынка всех местных товаропроизводителей хлеба, местные подпольные фирмочки под видом известных брэндов стали подсовывать нам, простым потребителям хлебной продукции, дешевый, но некачественный товар. Путем сговора с продавцами – продай подешевле, и тебе рубль с «накидки» будет. А покупателя бессовестно обманывали.

Когда мы взялись за это дело, много плюсов появилось и у калмыцких потребителей, и у местных производителей. Неужели мы в Калмыкии не можем печь хлеб?!

К сожалению, сейчас я все чаще вижу не только в крупных торговых сетях, но и в маленьких магазинчиках привозной пастеризованный хлеб. Поэтому считаю, что просто необходимо возродить государственную поддержку предприятий. Как это было, начиная с 2004-го и заканчивая 2010 годом, до ухода Кирсана Илюмжинова с поста главы РК, и до расформирования министерства промышленности и торговли, которое я возглавлял.

К тому же важно, чтобы бизнес, пусть самый малый, был легальным. И чтобы самоокупаемость его была на достойном уровне, к чему мы путем кропотливой работы и пришли тогда. Ведь что такое центр? Россия у нас огромная, и если наша республика не будет пытаться выживать сама, то центр о нас скоро забудет и не будет выделять дотации.

Надо всеми силами показывать федеральному центру, что ты можешь что-то сам, работаешь. Только в таком случае он будет тебя ценить. Чего, к сожалению, сейчас не происходит. Понятно, что с развалом колхозов по всей России были проблемы с зерном. И мы в Калмыкии это пережили. На том же Ставрополье сумели сохранить зерно, и завалили нас в свое время своим хлебом. Но элистинский же появился!

Кстати, у нас четвертым кандидатским номером в депутаты Народного Хурала идет глава крепкого приютненского крестьянско-фермерского хозяйства Иван Матиевич Арзаев. Я недавно у него был в селе Ульдючины, могу сказать – прекрасное хозяйство! Конечно, бизнесмен, как и любой профессионал, должен знать свое дело досконально.

-То есть, бизнесменом нужно родиться?

- Совершенно верно. У кого-то есть к этому способности, у кого-то нет. Мы смотрели на это так: человек должен пройти через горнило испытаний бизнесом. Если прошел – отлично. Будет тебе господдержка.

Кто старался, у кого получалось, тому мы помогали субсидированием предприятия – оплачивали часть затрат предприятия по ЖКХ, плюс, часть процентной ставки по привлеченным кредитам.

После того, как предприятие получило прибыль и возвратило банку кредит, мы возвращали предприятию 50% затраченных им денег на услуги ЖКХ. Согласитесь, такая государственная поддержка очень важна и для самого предприятия, где в итоге растет количество рабочих мест и повышается заработная плата, и для всей республики в целом. Налоги начали стабильно пополнять республиканскую казну. Мы стали более самостоятельны.

А вот что конкретно производить, решает всегда потребитель. Дело производителя – наладить производство и сбыт продукции на местном уровне, расширяя затем рынки сбыта и по соседним регионам…

- Такое ощущение, что вас хоть ночью разбуди, и вы по полочкам разложите состояние нашей экономики, указав на все «болевые точки». Хорошее образование или практика?

- По образованию я – сельскохозяйственник. Окончил узконаправленный в этой отрасли институт в Северной Осетии. А дальше, конечно, практика. Не понимаю и никогда не понимал министров, грубо говоря, кабинетных чиновников, которые сами не были в «шкуре» работника.

Вот смотрите: приходит к тебе промышленник или человек из села, говорит о проблемах колхоза, а новоиспеченный министр смотрит на него пустыми глазами. Не понимает. И человек это прекрасно чувствует. К сожалению, сейчас много таких развелось, особенно «варягов», которые калмыцкую экономику и все наши проблемы просто понять не в силах. Как, например, приезжий премьер Игорь Зотов.

И что вообще творится с нашим Минсельхозом, где чиновники не справляются, абсолютно не знают проблем села? О министерстве экономики я и не говорю – все проблемы на них свалились из ведомства промышленности и торговли, которое Алексей Орлов непонятно зачем упразднил. А они не справляются. Кавардак сплошной в республике. И с исполнительной властью, и с законодательной.

Почему я с энтузиазмом принял на себя не только роль руководителя партии, но и иду первым в списке кандидатов на выборах в Народный Хурал? Чтобы у меня была возможность продвигать и отстаивать необходимые для нашей республики законы. Поскольку с приходом новой власти я наблюдаю, как стал возвращаться «пещерный», дикий рынок 90-х, пышным цветом расцвело кумовство, родственные связи стали играть большую роль, нежели профессионализм. Кругом – день ото дня растущая коррупция, появились производители-нелегалы, бюджетные деньги чиновники разворовывают…

- Насколько я знаю, вы спокойно жили на пенсии, воспитывали внуков…

- О, у меня их четверо! Два мальчика и две девочки. К сожалению, воспитанием своих двоих сыновей я почти не занимался (тем не менее, сыновья выросли достойные; младший, Эрдни, вовсю помогает отцу – в разгар нашей беседы он как раз вернулся из очередной поездки по селам; прим. автора). Ведь что такое быть директором колхоза? Работа никогда не прекращается. Уходил с рассветом – сыновья еще спят. Приходил – уже спят. И так – круглый год.

То сеять, то урожай собирать, то еще что-нибудь… Выходных у колхозника не бывает никогда, а если ты еще и директор, то ты просто обязан вникать во все проблемы каждого подчиненного тебе сельхозработника или животновода. А если перманентная у нас в Калмыкии засуха? Где взять воды? Все бегут к директору…

Спасибо жене, дом на ней держался. Так как мой дом тогда был – колхоз. Зато внуки… не хочу показаться хвастливым, но деда они, по-моему, любят больше всех! (смеется). Я уже изучил все детские заведения-карусели Элисты…

- Так что же заставило вас оторваться от столь приятной и размеренной жизни и возглавить региональное отделение партии? Сидели бы себе на пенсии, наслаждались. Заслужили ведь…

- Что заставило? Моя Калмыкия. Мой народ. Я и, уйдя в отставку, честно говоря, не переставал думать об этом. Душа болела, когда смотрел на то, что с моей Родиной творится. А теперь – сам Бог велел ей помочь…

Мария ВОСКРЕСЕНСКАЯ

Прочитано 2533 раз
Яндекс.Метрика