04.09.2013 14:06

Кандидат в депутаты Народного Хурала от партии «Справедливая Россия», главный дирижер Национального оркестра РК Владимир Карпенко: «Орловские власти варварски покончили с культурой, и начали войну с собственным народом, устроив гуманитарный геноцид»

Владимир КарпенкоВладимир Карпенко, можно сказать, уникум. И не только потому, что идет на выборы в Народный Хурал от партии «Справедливая Россия» 2-м номером, а это – единственная партия, которая сделала столь значимую ставку на известного в республике деятеля искусств.

Уникален он сам – и своей богатой творческой жизнью, и неординарным образом мыслей. К тому же, Владимир Викторович – истинно верующий человек, всей душой болеющий за нашу родную Калмыкию.

- Вы, наверное, не ожидали, что Валерий Боваев, лидер регионального отделения партии, пригласит вас выдвигаться кандидатом от «СР». Ведь вы имели в свое время депутатский мандат в местном парламенте, причем от «Единой России»?

- Честно говоря, я давно отошел от политики и совсем не ожидал нового приглашения. Сделать ставку на представителя культуры, я считаю, немаловажно. В основном в России на выборы идут, как правило, промышленники, экономисты, предприниматели. А если судить по Калмыкии, то здесь ситуация вообще драматическая, которая сложилась за последние годы, с приходом нового правительства.

Мы очень надеялись в свое время, что национальная культура, духовные ценности, традиционные как для калмыцкого народа, так и для представителей других народов, проживающих в Калмыкии, будут определяющими и для политики, и для экономики – словом, для всей нашей жизни. Но, с приходом действующей власти, оказалось, что культура стала объектом не укрепления, а разрушения.

- Когда Кирсан Илюмжинов был у власти, он ведь помогал развитию культуры, духовности в Калмыкии. Значит, и людям искусства тоже?

- Для Кирсана Николаевича культура и искусство были инструментом государственной политики и, что очень важно, инструментом, объединяющим всех, кто живет в Калмыкии. У нас ведь многонациональная республика, а искусство принадлежит всем. Независимо от политических, религиозных воззрений.

Искусство – эта та модель нашей жизни, через которую мы познаем мир, душу человека. Что касается «Справедливой России», могу сказать, что для любой партии в первую очередь должна быть важна сама жизнь человека. А жизнь человека включает в себя, прежде всего, его духовный мир. И вот отсюда начинает выстраиваться вся политика: законодательная, экономическая, социальная…

- То есть, как ответил сатане Христос во время Его искушений, не хлебом единым жив человек…

- Да, совершенно верно, и, по свидетельству евангелиста Матфея, там есть продолжение – про слова Божии. То есть, человеку, помимо материальных благ, необходима и духовная пища, без которой он не сможет называться Человеком. Я же скажу так: искусство, культура народа – это неотъемлемая и очень важная часть человеческого существования, его среда обитания.

- Говоря тогда уж словами Ленина: «Искусство должно принадлежать народу».

- Конечно, можно поставить во главу угла любой общественной формации политическую идеологию. Но тогда жизнь человека будет зависеть от этой идеологии. И это может привести к миллионам жертв.

Только сам человек может распоряжаться своей жизнью, и никто другой, человек изначально свободен. Господь дал ему эту свободу. Поэтому для меня было существенным открытием, что для партии «Справедливая Россия» человеческая жизнь является приоритетом.

Когда Валерий Эрдниевич предложил мне выдвигаться в парламент, для меня это было неожиданно. Но, ознакомившись с приоритетами партии, я дал согласие, и мы с ним очень тесно сейчас работаем.

Ведь, будучи депутатом Народного Хурала III созыва, а пошел я туда по инициативе и предложению Кирсана Илюмжинова (кстати, тогда я в партии не состоял, проходил лишь по спискам), я увидел изнутри очень много позитивных моментов. И, что мне тогда понравилось – партия «Единая Россия» в те годы была достаточно демократичной.

Другое дело, какие люди пришли туда позднее. Ведь если человек идет в партию с одной лишь целью – любыми путями удержаться у власти ради своих шкурных интересов, партия начинает разлагаться и становиться тормозом в развитии. Что мы и видим сегодня на примере калмыцкого регионального отделения «ЕР» во главе с Орловым и Козачко.

Сейчас, слава Богу, появились организации, альтернативные «партии власти». Как наша «Справедливая Россия», например. У нас должно быть соперничество, здоровая конкуренция. К сожалению, мы этого сейчас не наблюдаем. Доминирует одна власть, причем она распоряжается своими полномочиями абсолютно нагло, безнаказанно и порой просто жестоко.

- И вы поэтому ушли из «Единой России»?

- Дело вот в чем. При Илюмжинове в Народном Хурале можно было предлагать, разрабатывать и принимать очень важные и необходимые законы на благо республики. Такие, как «Закон о культуре РК», в который нынешний состав Хурала во главе с Анатолием Козачко внес такие изменения, что превратил в пустую бумажку. И в результате искусство, богатейшую, самобытную культуру калмыцкого народа Алексей Орлов и его правительство добивают.

Где все, что десятилетиями нарабатывалось в Советском Союзе, а затем так бережно хранилось и развивалось при Кирсане Николаевиче? Ничего нет! Стоят в селах разрушенные дома культуры, закрываются музыкальные школы, распадаются художественные коллективы.

В Национальном оркестре Калмыкии, которому в этом году исполняется 25 лет, в результате тотального сокращения финансирования учреждений культуры в 2011-2012 годах, состав артистов сократили так, что вместо 46 первоклассных самобытных музыкантов-профессионалов осталось всего 16!

Это называется не оптимизация, как лукаво пишут власти, это уничтожение, гуманитарный геноцид. Уникальные музыканты вынуждены были сменить профессии, многие уехали навсегда из Калмыки и работают в других коллективах. А с оставшимися особо не церемонятся – «опустили ниже плинтуса».

- Как это?

- Буквально. Это, прежде всего, нищенская зарплата. А ведь артисту нужно прилично одеться, иметь хороший музыкальный инструмент, аппаратуру, хочется и внешне выглядеть эффектно, и жить не впроголодь, и детей воспитывать. Артист – это лицо нации. Здесь особая забота и отношение должны быть со стороны власти.

Однако артистам, преподавателям и многим другим, кто работает в сфере искусства, чтобы как-то прожить, приходится подрабатывать и целыми днями бегать по «халтурам», вместо того чтобы совершенствовать свое мастерство. По своей бедности многие ведущие наши солисты вынуждены все чаще выступать на «корпоративах», междусобойчиках, свадьбах и прочих увеселительных мероприятиях.

- Простите, но ведь для всего этого есть попса, которая даже может делать вид, будто она поет…

- Вот именно. Но настоящие певцы, музыканты, артисты театра – это не попса, а личности духовные. Их задача – дарить людям прекрасное, возвышенное, грустное и радостное, трагическое и комическое, все то, что формирует в человеке образ Божий, а не скотский. Но искусство ой как далеко сейчас от народа. За последние три года пришли в негодность или прекратили свое существование многие дома культуры и клубы. Смотрите, что творится с так называемым Дворцом Культуры или, как его помпезно именуют, Государственным концертным залом. «Так называемым» потому, что это центральная площадка, «лицо» республики, где глава РК, правительство принимают высоких гостей из других регионов, извините, представляет собой помойку. Здание рушится на глазах, туда уже страшно и небезопасно заходить. Нам всем и стыдно и противно, им (орловцам) – видимо нет.

Мне это говорить неприятно. Все это видят, все возмущаются, ругаются, но, в силу нашего холопского положения и «средневековой демократии», коллективно высказать руководству свои претензии невозможно. Поэтому беру огонь на себя. Не хочу никому быть врагом. Хочу, чтобы нам всем хотя бы чуточку жилось лучше.

Будучи депутатом Народного Хурала, мне приходилось много выступать, говорить «против», задавать неудобные вопросы, отстаивать права представителей нашей культуры и искусства. Порой удавалось добиваться решения важных проблем, что-то не получалось, но я боролся как мог, и многие мне помогали, в том числе и в правительстве. Но, прежде всего, мощнейшая поддержка нашей культуры исходила от Президента РК Кирсана Николаевича Илюмжинова.

Что происходит сейчас? К министру Ларисе Васильевой попасть на прием практически невозможно. Мне пришлось почти год топтать дорожку в коридоре «Белого Дома», чтобы с ней встретиться. А положение очень серьезное. Мы теряем культурный генофонд безвозвратно. Творческая элита задыхается.

Вопрос с заработной платой – открытая рана. Работник культуры, искусства получает меньше, чем уборщица банка. При этом сама зарплата сейчас ниже МРОТ, где-то 4 с небольшим тысячи.

Чтобы пустить «пыль в глаза», правительство Людмилы Ивановой придумало разные надбавки, чтобы в среднем с ними выходило 6-7 тысяч в месяц. Сэкономили на искусстве, чтобы сохранить свой и так насквозь дырявый бюджет. И что, помогло? Где сейчас Иванова? Кто должен отвечать? Орлов поменял ее на Зотова. Дальше кто будет?

Я говорил в свое время Людмиле Николаевне: «Что вы делаете?! Это же все равно, что сбрасывать золотые слитки с падающего воздушного шара, чтобы спастись». Ну и что? Спаслись? Искусство уничтожили, а денег у республики все равно нет.

Что касается Дворца культуры, Орлов еще 1 марта 2012 года, на общем собрании по случаю Дня культуры, торжественно объявил о начале капитального ремонта здания. Сейчас на дворе август 2013-го, почти полтора года прошло, здание рушится на глазах и само не хочет восстанавливаться. Что-то он, как всегда, погорячился. Теперь требует перемен – видимо, сам себя собирается отправить в отставку. Шизофрения какая-то…

- Вы высказывали все это Орлову при личных встречах?

- Я обращался к нему письменно с просьбой отменить решение правительства о сокращениях в сфере культуры. Говорил, что даже во время Великой Отечественной, в самые ее критические периоды, с фронтов отзывали артистов, создавали ансамбли, оркестры, концертные бригады для поднятия духа наших солдат и всего народа. А сейчас, в мирное время, вы отказываетесь достойно поддерживать искусство, которое по праву принадлежит народу. На прием к Орлову неоднократно записывался, но – не допустили.

- Давайте поговорим о Межрелигиозном совете Калмыкии. Вы ведь были там исполнительным секретарем.

- Кирсан Николаевич в свое время сделал очень важный и столь необходимый ход, создав Межрелигиозный совет. Здесь, на границе с Северным Кавказом, он был чрезвычайно важен и необходим. На мне лежали организационные моменты, и работа была очень ответственная и интересная.

Благодаря конструктивным действиям Межрелигиозного совета, нам удалось сохранить спокойную ситуацию в Калмыкии. У нас ведь проживают представители трех основных вероисповеданий – буддизма, православия и мусульманства. И очень важно  крепить узы дружбы и взаимопонимания в решении наших общих, порою непростых проблем, касающихся межнациональных отношений.

- И, наверное, Кирсан Илюмжинов спокойно принимал вас, когда вы приходили к нему? В очередь записываться не приходилось?

- Что вы! Кирсан Николаевич сам приходил к нам. Где бы мы ни собирались – будь то в Хуруле, на территории Епархии, во Дворце культуры. Он совершенно иного уровня мышления человек!

- Владимир Викторович, вы же не коренной житель Калмыкии?

- Родился я в Украине. Отец родом с Дона. После войны продолжал служить, и там, под Житомиром, нашел мою маму. После службы отца в армии родители уехали на заработки в Сибирь. Я остался жить с бабушкой и младшим братом на Дону. Затем мы переехали в Сибирь, и детство мое прошло в Нарымской тайге, а потом в Ставропольском крае, в Буденновске, где я закончил школу-интернат для особо одаренных детей и музыкальную школу. Занимался спортом.

Когда я в Ставрополе поступил в музыкальное училище, одновременно поступил и в спортивную школу олимпийского резерва, где занимался легкой атлетикой, и добился неплохих результатов, выполнив норматив 1-го мужского разряда в тройном прыжке. После училища закончил Краснодарский институт культуры, а затем и Астраханскую консерваторию. Учился я долго и много.  

- Но ведь ваш отец поехал в Сибирь самостоятельно, вас же не депортировали насильно, как калмыков?

- Он поехал туда на заработки после службы в армии, жизнь была трудная и голодная. Многие тогда так поступали. Сибирский период во многом похож на повесть Валентина Распутина «Уроки французского», хотя, конечно, это была другая жизнь. На лесоразработках, где мы жили, было много ссыльных из Западной Украины, Белоруссии, Прибалтики и Молдавии. Жили очень дружно. Помогали друг другу всем, чем могли, двери в домах никогда не запирались. 

Жизнь была непростая, но для нас, детей, это была настоящая школа. Я с раннего возраста умел ездить на лошади, стрелять из ружья, ходить на лыжах. Но, самое главное, я научился уважать старших и ценить дружбу, особенно с ребятами других национальностей.

Именно в Сибири волею судьбы история заложила во мне интернационалиста, которым я и остаюсь по сей день. Там, в Сибири, семья ссыльных из Западной Украины, наши соседи, подарили мне трофейный немецкий кнопочный аккордеон, с чего и началась моя карьера в музыке.

В 1971 году я встретил свою любовь Олю. Мы поженились и счастливо живем до сих пор. У нас двое детей и шестеро внуков. Сын – православный священник, секретарь епархии в Белгородской области. Дочь – преподаватель детской школы искусств, живет по месту службы мужа в Подмосковье.

В 1972 году я был призван в ряды Советской Армии. Мне посчастливилось служить в ансамбле песни и пляски Забайкальского военного округа, где, волею обстоятельств, руководство ансамбля поручало мне дирижировать концертными выступлениями и проводить репетиции. Так определилась моя будущая профессия дирижера.

Когда я после службы в армии приехал в Калмыкию, то не раздумывая принял решение остаться, и вся моя творческая жизнь неразрывно связана с нашей республикой. 28 августа исполнилось ровно 40 лет, как я здесь работаю. Дай Бог, чтобы и после выборов осталась еще возможность потрудиться на благо Калмыкии.

В 1973 году я устраивался на работу в Элистинское музыкальное училище, и директор Эрнест Бадмаевич Эрдниев предложил мне, русскому человеку, открыть и вести класс калмыцких народных музыкальных инструментов. С этого и началась моя новая жизнь в совершенно неведомом для меня мире, наполненном кипучими человеческими страстями, с падениями и взлетами, которая продолжается и по сей день.

- Вы напоминаете мне моего первого учителя, прекрасного художника Евгения Хахулина. Он тоже, будучи русским, досконально изучил культуру калмыков, делал изумительные кюрде.

- К тому же он был местный русский. Когда мы в 1988 году организовывали Национальный оркестр Калмыкии, нужно было разработать и изготовить современные профессиональные калмыцкие народные инструменты. В советское время это удалось сделать благодаря существующей тогда государственной национальной политике. В единичном экземпляре инструменты изготовил для нас замечательный музыкальный мастер Академического Большого театра СССР Айдар Муратов, большой знаток культуры народов Азии, блестящий музыкант и щедрой души человек. Он буквально влюбился в калмыцкую музыку, и сумел создать для оркестра такую коллекцию народных инструментов, благодаря которой в музыкальном отношении Калмыкия шагнула в XXI век. Вы представляете, какой это уровень!

- Да, это для нас почти то же самое, как скрипки Страдивари или Гварнери.

- Вот именно. А сейчас наших самобытных уникальных музыкантов, игравших на уникальных инструментах, выбросили на улицу. Вот это и есть варварство! А дальше уже идет уничтожение избирательных рекламных баннеров и поножовщина. Там, где покончено с культурой, там начинается война с собственным народом.

В последнее время Министерство культуры РФ стало финансово поддерживать творческие национальные коллективы, выделяет деньги на проведение концертов напрямую, минуя правительство г-на Орлова. Видимо, нет доверия – мало ли куда они деньги денут, а так сохраннее, знают, что деньги пойдут по назначению.

Владимир Путин очень способствует сохранению нашей культуры. Нам нужно на законодательном уровне создавать механизмы взаимодействия республиканских и федеральных властей по поддержке национальной культуры и искусства. Но, судя по всему, этим нынешняя калмыцкая власть не может и не хочет заниматься.

Вы знаете, у меня иногда возникают такие мысли – даже стена, если ей высказывать все, что сотворили за последние три года с национальным искусством, лопнет от стыда и начнет осыпаться. А главе республики Орлову и его окружению – все равно. Конечно, в правительстве есть и профессиональные руководители, но повлиять на гибельную политику руководства они не в состоянии.

Поэтому я с таким воодушевлением принял предложение Валерия Эрдниевича, и хочу вновь идти в парламент. Так как Калмыкия для меня – родная республика, и мне больно за наш народ. А вы знаете, что мне ответил Алексей Орлов на встрече с деятелями культуры в прошлом году, когда я у него спросил, почему уезжают из республики люди и, прежде всего, калмыки? 

Он совершенно спокойно сказал: «В этом нет ничего плохого. Это конституционное право каждого жить, где хочется. Только мы должны сделать так, чтобы никто не уезжал, чтобы здесь, в Калмыкии, всем жилось хорошо». Какие это были золотые слова! Хотелось рыдать от счастья и слезы вытирать махровым полотенцем.

И надо же, 1 августа этого года правительство Зотова пообещало повысить зарплату работникам культуры сразу на… 6%. Думаю, что все, кто уехал из Калмыкии в Америку, Москву и Питер, рванут обратно на родину устраиваться на работу. «Партия власти» идет на выборы с лозунгом «За перемены!». Могут и этот «подарок» на 6% к выборам отменить, денег-то в казне нет…

- Да, весь народ уже смеется. Такой лозунг, по-моему, скорее подойдет партии, которой никогда не было в нашем парламенте. Например, «Справедливой России».

- Нет уж, увольте. Скорее тогда – за стабильность. Которая, как теперь оказывается, была при Кирсане Николаевиче. И, надеюсь, еще будет. Если партия «Справедливая Россия» пройдет в Народный Хурал, то мы сможем отстоять интересы нашего народа.   

- В начале нашего разговора вы сказали, что вы – богатый дед…

- Да, благодаря сыну Дмитрию, у меня было пятеро внуков. А теперь и дочь Елена родила. Уже шестой. Господь дал, вымолили. А сына Димитрия, к слову, наш бывший архиепископ Зосима благословил на служение. Недавно протоиерей отец Димитрий приезжал в Элисту и побывал в Хуруле. Остался под большим впечатлением от его

красоты и величия.

- Кстати, возведен Хурул был тоже в правление Кирсана Илюмжинова... Вам же, с такой неподдельной болью за наш народ, и таким пылом оратора – только в парламенте выступать.

- Спасибо. Восприму ваши слова как пожелание удачи. А для народа главное – действенность законов, чтобы жизнь стала в радость, и счастье не было призрачным.

Лина СТЕРН

Прочитано 1736 раз
Яндекс.Метрика