17.10.2018 13:52

Эра Илюмжинова

В Международной шахматной федерации новый президент. Хороший повод подвести итоги за почти четверть века работы Кирсана Илюмжинова

Кирсан ИлюмжиновСразу же после выборов президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ), состоявшихся в Батуми, Грузия, 3 октября этого года, зарубежные и отчасти российские издания запестрели заголовками «Закат эпохи Илюмжинова» (при этом некоторые подсуетились заранее, почти за неделю до выборов). Большую часть этих, отдающих поминальной молитвой, текстов, объединяет некая растерянность авторов, повествующих более об аппаратных интригах чиновников федерации и перспективах новоизбранного президента с его командой, нежели о собственно «эпохе Илюмжинова».

На наш взгляд, такое противоречие между заявленной в заголовках темой и содержанием статей происходит оттого, что критиковать 6-го президента ФИДЕ особо не за что, а хвалить не велят санкции минфина США. Тот факт, что к внешнеполитическому органу Вашингтона некоторые наши пишущие собратья относятся с большим пиететом – кто за малую копеечку, а кто и от души – давно не секрет.

Что ж, не будучи связаны подобными предрассудками, мы всегда готовы прийти на помощь коллегам и вместо них напомнить читателям, в чем заключалась «эпоха Илюмжинова».

Обращаясь к делегатам Конгресса ФИДЕ по итогам прошедших выборов, Кирсан Николаевич традиционно поблагодарил коллег за совместную работу, за то, что долгое время раз за разом оказывали доверие своему 6-му за всю историю федерации президенту. На наш взгляд, он имел полное право завершить речь известной фразой «Кто может – пусть сделает лучше», но, увы, она зарегистрирована в качестве рекламного слогана одного известного в прошлом концерна.

Стоит вспомнить, что предложение возглавить ФИДЕ стало неожиданностью, прежде всего, для самого Илюмжинова. Да, молодой политик и бизнесмен был страстно предан шахматам с тех пор, как в пять лет дед познакомил его с этой изысканной игрой. Да, в детстве и юности он выигрывал турниры разных уровней вплоть до всесоюзного (в рамках СССР), в 15 лет стал капитаном взрослой (!) шахматной сборной Калмыкии и дорос до звания кандидата в мастера спорта. Однако, поскольку шахматы, помимо прочего, учат трезво оценивать себя и соперников, в какой-то момент отказался от карьеры профессионального игрока и поставил себе новые цели. Шахматы при этом не бросал – ни в школе, ни в армии, ни в институте.

После того, как земляки в 1993 г. избрали Илюмжинова первым президентом Калмыкии, он первым же своим указом ввел в местных школах преподавание шахмат отдельным предметом. Позже из этой инициативы родилась программа «Шахматы в школах», весьма успешная – но к ней мы еще вернемся.

Молодой бизнесмен и политик был довольно известен в шахматных кругах. К нему обращались с просьбой помочь организовать турнир, поддержать команду – и он не отказывал. В 1990 г., когда Каспаров объявил о намерении продать свою шахматную корону, а вырученные средства направить на помощь армянским беженцам, выкупил ее именно Илюмжинов. Восьмикилограммовый венец, содержащий 360 черных бриллиантов и 758 – белых и по сию пору хранится в именном сейфе одного из швейцарских банков.

Неудивительно, что именно к нему от имени ФИДЕ обратился за помощью Анатолий Карпов, когда в 1994 г. традиционная шахматная Олимпиада оказалась под угрозой срыва: не было ни стран, готовых принять шахматистов, ни спонсоров. Илюмжинов тогда не только внес в призовой фонд непривычные по тем временам даже топовым шахматистам сто тысяч долларов, но и помог с организацией. Трехдневный шахматный турнир прошел в московском отеле «Космос» и надолго запомнился ценителям шахмат.

А Кирсан Илюмжинов загорелся новой идеей: почему Олимпиады должны проходить только в столицах? Пусть следующая непременно пройдет в Элисте! И не только загорелся, но и начал энергично готовить почву. В столице Калмыкии стал расти новый микрорайон, Сити-Чесс – шахматный олимпийский комплекс с гостиницей и залом для проведения турниров. Недоброжелатели хихикали – «пошел-де по стопам Остапа Бендера, Нью-Васюки строит!». На то, что под эти «Нью-Васюки» в Элисте впервые едва ли не за сто лет подтянули транспортную и коммунальную инфраструктуру, внимания, конечно, не обращали.

С отчетом о готовности города в 1998 году принять шахматистов со всего мира Илюмжинов и летел в Париж на шахматный Конгресс осенью 95-го. Вместо этого на него свалилось, как снег на голову, предложение уходившего в отставку президента ФИДЕ Флоренсио Кампоманеса принять бразды правления федерации. Как позже выяснилось, это было идеей Анатолия Карпова и президента Шахматной федерации Франции Башара Куатли.

Стоит сказать, что это было предложение добровольно взвалить на себя Эверест. Илюмжинов это понимал и крепко задумался: дело интересное (Кирсан Николаевич, хоть он это и отрицает, вообще любит сложные вызовы), но уж больно непростое, да и без того забот хватало. Весомым аргументом «за» стала телеграмма поддержки от президента Бориса Ельцина. И Кирсан Илюмжинов согласился выставить свою кандидатуру, а Конгресс большинством голосов (среди которых, как ни странно, не было голоса российской делегации), за нее проголосовал.

Перед новым лидером ФИДЕ встали две первоочередные проблемы. Для начала, федерация была безнадежным банкротом. Не было денег даже на аренду офиса в Лозанне, сотрудникам аппарата, случись такая необходимость, приходилось выпрашивать автотранспорт для разъездов у коллег из других спортивных федераций. С огромным трудом удавалось наскребать средства на проведение трех-четырех турниров в год, а Олимпиада – 98 вообще оказалась под вопросом из-за финансовых проблем. Призовые фонды составляли очень скромные суммы, потому-то сто тысяч долларов Илюмжинова на московской Олимпиаде стали шоком. Ни о какой поддержке национальных федераций не могло быть и речи – ФИДЕ могла предложить им только разделить с ней свои долги.

С этим Илюмжинов разобрался довольно быстро, вложив на первых порах свои деньги и убедив своих небедных друзей сделать то же самое. Подсчитано, что за 23 года своего президентства он вложил в федерацию не менее ста миллионов долларов из личных средств. Эти деньги пошли не только на проведение турниров, административные расходы и призовой фонд, но и на развитие шахматного движения. Между прочим, впервые в истории ФИДЕ ведущим шахматистам, вышедшим из игры, были назначены пенсии.

Вторая проблема была куда сложнее. Напомним, в начале девяностых годов прошлого века шахматный мир раздирали на части внутренние склоки и интриги. Часть гроссмейстеров во главе с Гарри Каспаровым вышла из федерации и основала собственную Международную ассоциацию гроссмейстеров (GMA), а когда из этой затеи ничего не вышло, Каспаров в 1993 г. основал новую структуру, «Профессиональную шахматную ассоциацию» и даже, при поддержке Intel Corporation, провел несколько мировых чемпионатов.

Надо признать, раскол возник не на пустом месте, некоторые претензии ведущих шахматистов к ФИДЕ были обоснованы. Илюмжинов начал с того, что решил встретиться со старейшинами шахматного мира – Бобби Фишером, Ноной Гаприндашвили, Василием Смысловым – чтобы обсудить с ними суть претензий и попросить совета о том, как преодолеть этот кризис. И это сработало, пусть и заняло много времени, но ломать всегда легче, чем строить. В сентябре-октябре 2006 г. чемпион ФИДЕ Веселин Топалов и чемпион мира по версии ПША Владимир Крамник встретились в Элисте на объединительном матче, положившем конец шахматному расколу.

Были и куда более серьезные проблемы: шахматы, теснимые более простыми настольными и более зрелищными компьютерными играми, фактически умирали. Как признался в недавнем интервью сам Илюмжинов, он был обескуражен: ему-то казалось, что шахматам, как и любви, покорны все возрасты во всем мире, а выяснилось, что есть целые материки, где игра почти забыта. Более-менее серьезные турниры проходили в Германии, Франции и странах бывшего СССР. В Монголии, Вьетнаме, почти во всей Африке о шахматах не вспоминали вообще.

И тогда Кирсан Илюмжинов выдвинул фантастический в такой ситуации девиз федерации: «One billion chess players – one billion clever people» – «один миллиард шахматистов – один миллиард умных людей». Одним из инструментов воплощения лозунга в реальность стало продвижение илюмжиновской программы «Шахматы в школах», прекрасно показавшей себя в Калмыкии. Вскоре после появления уроков шахмат, калмыцкие педагоги зафиксировали повышение успеваемости на 40%, укрепление дисциплины, улучшение памяти и концентрации у своих учеников. Дети из школ республики начали регулярно брать призовые места на Олимпиадах по математике, физике, биологии.

Теперь список стран, где шахматы входят в школьную программу отдельным предметом (или как часть курса математики), расширяется с каждым годом. Мексика, Куба, Эквадор, Монголия, Вьетнам, Зимбабве, Азербайджан, Армения, Сирия, Ирак, буквально в этом году к программе присоединился Узбекистан. А кое-где шахматы появляются уже и в университетских расписаниях. Так что программа оказалась очевидно успешной. Кстати, об этом говорит и такой казус: многие, скажем так, оппоненты Илюмжинова, начиная с того же Каспарова, переняли этот опыт и сейчас продвигают собственные школьные шахматные курсы и открывают шахматные академии, провозглашая себя инициаторами этой идеи. Но приоритет, безусловно, остается за Илюмжиновым и Россией.

Без неуемной энергии президента ФИДЕ не было бы такого успеха школьной шахматной программы. Илюмжинов в этом качестве ежегодно посещал десятки (а то и за сотню) стран, встречаясь не только с поклонниками шахмат, но и с представителями власти вплоть до министров и президентов. Везде он убеждал своих собеседников учить детей шахматам не только для того, чтобы воспитывать чемпионов, но прежде всего – чтобы получить умное, интеллектуальное поколение. Как видно, к нему охотно прислушиваются.

Справедливости ради надо сказать, что не все инициативы Илюмжинова пришлись по вкусу шахматному сообществу. Так, поначалу в штыки была принята выдвинутая им и казначеем ФИДЕ Вилли Иклики нокаут-система проведения чемпионатов мира. Но это было требование времени. Новые правила позволили повысить состязательность турниров, поднять интерес к соревнованиям.

Так, понемногу, Илюмжинову удалось вернуть миру интерес к шахматам. Сегодня ежегодно проходит больше десяти тысяч турниров всех уровней – это только в рамках ФИДЕ! Появились заинтересованные спонсоры, и все больше шахматистов могут посвятить себя игре, не думая о хлебе насущном. Не секрет, что доходы норвежского шахматного короля Магнуса Карлсена достигают $3 млн., а ведущий российский гроссмейстер Сергей Карякин стал лицом рекламной кампании банка «Открытие». По подсчетам американских журналистов (а они любят и умеют считать), шахматной элите стали привычны доходы в районе полумиллиона долларов в год, а это больше чем у представителей куда более зрелищных видов спорта вроде ковбоев родео или серферов.

Бюджет самой ФИДЕ, не считая спонсорской помощи на проведение соревнований, достигает $2-3 млн. в год. По признанию вице-президента Георгиоса Макропулоса, федерации даже удалось создать резервный фонд в размере свыше полутора миллионов евро! Появились средства на развитие, и сегодня в организацию входит уже 188 национальных федераций.

О возросшей популярности шахмат говорит и то, что впервые за многие годы на эту аудиторию обратил внимание Голливуд. Фильм «Жертвуя пешкой», вышедший в 2014 г. – это вполне добротный блокбастер повествующий, однако не о герое-одиночке в джунглях Вьетнама и не о космических сражениях, а об интеллектуальной битве в «матче века» 1972 года между Борисом Спасским и Бобби Фишером.

Лет пять назад по заказу ФИДЕ одна из мировых исследовательских компаний подсчитала, что в мире насчитывается не менее 600 миллионов человек, регулярно играющих в шахматы. Наверняка с тех пор цифра значительно выросла – возможно и порог в миллиард игроков, о котором 23 года назад мечтал Илюмжинов, уже достигнут – но и такое количество поклонников игры уже позволяет говорить о ФИДЕ, как об одной из крупнейших международных спортивных федераций, уступающей разве ФИФА.

Однако авторитет федерации обусловлен не только количеством ценителей шахмат, но и активной миротворческой деятельностью, которую вел Илюмжинов. Не уставая повторять, что ФИДЕ вне политики, он оказывался везде, где возникали международные конфликты, призывая к мирным переговорам и разумному компромиссу. К сожалению, пока нереализованной осталась его идея о проведении детского шахматного турнира между командами Северной и Южной Кореи на границе двух республик. Но – к счастью – в последнее время там явственно наметилось потепление и наверняка этот турнир ещё состоится.

Другое дело, что именно этой миротворческой деятельности президенту ФИДЕ не простили в минфине США. Санкции, наложенные на Илюмжинова в ноябре 2015 г., послужили его оппонентам инструментом в борьбе (далеко не чистой и честной) за высший пост в федерации. Между тем ни Госдеп, ни минфин США не в состоянии обосновать эти репрессии. Представители этих структур петляют как зайцы, избегая встреч с требующим справедливости и соблюдения законности и прав человека Илюмжиновым даже один на один, а не то, что в открытом суде.

И все же, из песни слов не выкинешь. На всех выборах Илюмжинов побеждал своих конкурентов с почти двукратным перевесом (в 1996 году 65 процентов против 35 у Хайме Суние Нето из Бразилии, в 2006 64 против 36 у Бессел Кока из Нидерландов, в 2010 63 против 37 у Анатолия Карпова и в 2014 году 64 против 36 процентов у Гарри Каспарова). Но в 2018 он решил не выдвигать свою кандидатуру. Ушел, что называется, непобежденным.

Вот тут бы самое время по театральному трагически заломить руки и провозгласить густым баритоном: «Ушла эпоха»! Но работает «Кирсан фонд», призванный пропагандировать шахматы и продвигать истинную демократию и подлинные права человека в мире (прежде всего, в США, в Азии и Западной Еропе). После программы «Шахматы в школах» запущены «Семейные шахматы», «Шахматы в деревне» и еще несколько подобных. Зная характер, кипучую энергию и фантазию этого человека, можно не сомневаться, что эра Илюмжинова продолжается.

Юрий Дан

Прочитано 684 раз
Яндекс.Метрика