30.10.2013 20:43

Кирсан Илюмжинов: «Компьютерным играм никогда не превзойти шахматы»

Кирсан ИлюмжиновО том, когда шахматы смогут войти в программу Зимних олимпийских игр, как популярность интеллектуальных видов спорта влияет на развитие экономики, и может ли компьютер «убить» классические шахматы, радиостанции «Голос России» рассказал Кирсан Илюмжинов – президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ), известный российский государственный, политический и общественный деятель.

Беседу с Кирсаном Илюмжиновым провел руководитель Федерального агентства РФ по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество),  спецпредставитель Президента России по связям с государствами – участниками СНГ Константин Косачев.

Косачев: С особым, нескрываемым удовольствием представляю гостя в студии, компетентного собеседника – Кирсана Николаевича Илюмжинова. Кирсан Николаевич, спасибо, что вы согласились быть с нами в студии. И мой первый вопрос: может быть, помимо того, что вы – президент ФИДЕ, у вас есть другие должности, звания и полномочия?

Илюмжинов: Как в свое время сказала Ванга, «будешь двойным президентом» – когда я еще был президентом Калмыкии. Потом, в ноябре 1995 года, меня избрали президентом ФИДЕ. В 2010 году я покинул пост руководителя Республики Калмыкия – вроде бы одна должность была.

Но в мае 2013 года в Санкт-Петербурге, на заседании Международного олимпийского комитета, на международном конвенте «Спорт-Аккорд» меня избрали президентом IMSA, это Всемирная ассоциация интеллектуальных видов спорта, – и я снова стал «двойным президентом».

В Международном олимпийском комитете есть физические виды спорта, а есть интеллектуальные – это шахматы, шашки, бридж, го, китайские шахматы – все то, что связано с интеллектом. 10 лет назад при МОК была организована такая ассоциация со штаб-квартирой в Лозанне. Так что я снова на двух креслах – президент ФИДЕ и президент IMSA.

Косачев: То, что IMSA образована при Международном олимпийском комитете, означает, что на олимпиадах играют в шахматы и бридж?

Илюмжинов: Нет, пока не играют, но еще при Хуане Антонио Самаранче в 1995 году мы начали активную работу по включению шахмат, бриджа и го в олимпийскую программу – в летнюю или зимнюю. Поэтому руководство МОК при создании IMSA объединило все, что связано с интеллектуальными видами спорта, и мы сейчас претендуем на то, чтобы быть признанными как олимпийский вид спорта. В начале следующего года на Конгрессе ФИДЕ мы будем подавать заявку, чтобы шахматы вошли в зимнюю олимпийскую программу.

Косачев: Я не знаю, отважитесь ли вы давать прогнозы, как Ванга, но, на ваш взгляд, в каком году это может произойти, когда на олимпиадах начнут играть в шахматы?

Илюмжинов: Нам бы хотелось, чтобы как можно раньше, но всегда дается 8 лет. Исполком МОК принимает решение за две олимпиады. В Сочи нас точно не будет, но на следующих Играх мы будем претендовать.

Руководители МОК и Ассоциации зимних олимпийских видов спорта советуют, чтобы интеллектуальные виды спорта были представлены именно зимой, потому что летние соревнования переполнены, а в зимних участвует всего около 10 международных федераций, несколько десятков стран.

Есть утренняя и вечерняя программа, с 9 до 15 часов и с 19 часов – это хоккей, фигурное катание. А с 15 до 19 часов – свободное время. Руководители МОК советуют, чтобы шахматы и интеллектуальные виды спорта как раз заняли время болельщиков, тех, кто приезжает на зимние олимпиады, с 15 до 19 часов.

Косачев: Наша страна еще с советских времен всегда была сильна как минимум в двух интеллектуальных видах спорта – это шахматы и шашки. Поправьте меня, если я ошибаюсь. Го – это скорее для восточных стран, бридж – для англичан и американцев?

Илюмжинов: И для китайцев.

Косачев: Да? Какие еще мировые державы – надеюсь, что к ним по-прежнему относится и Россия – вы бы выделили с точки зрения лидерства в интеллектуальных видах спорта?

Илюмжинов: Индия – это однозначно, действующим чемпионом мира по шахматам является Вишванатан Ананд.

Европа – там очень сильно все представлено – и бридж, и го, и шахматы, и шашки, в том числе и русские шахматы. Сейчас очень активно развиваются страны Латинской Америки, Карибского бассейна. Почти все они сейчас вошли во Всемирную шахматную федерацию, многие подали заявки на вступление в IMSA.

Шахматный бум, бум интеллектуальных видов спорта сейчас наблюдается в Юго-Восточной Азии. Экономика развивается, у людей появляется потребность не только в физических видах спорта, но и в интеллектуальных. Где-то популярны традиционные шахматы, где-то – го.

В Южной Корее, например, четыре государственных канала показывают игру го.  По обороту в Японии турниры по го не уступают оборотам национального вида спорта – борьбы сумо.

Косачев: Когда в какой-то стране набирают популярность интеллектуальные виды спорта, или когда эта страна уже не в режиме бума, не в режиме прорыва удерживает мировые позиции на протяжении длительного времени, наверное, есть несколько факторов, способствующих этому?

Наверное, в чем-то это зависит от особенностей менталитета того или иного народа, склонности к умственным упражнениям. Наверное, в чем-то это особенности воспитания – насколько игры являются фактором общения с детьми, организации семейного досуга. Наверное, играет роль наличие или отсутствие соответствующих программ в национальных системах образования, будь то дошкольного, школьного, высшего.

И, в конечном итоге, влияет роль государства в популяризации тех или иных видов спорта. С вашей точки зрения, эти факторы в равной степени важны, или какой-то из них является главенствующим?

Илюмжинов: Везде по-разному. Где-то традиционно хорошо развиты шахматы (в Китае, в бывших республиках Советского Союза). Но есть страны, где вроде бы традиционно, культурно такие виды спорта не развивались, например, Сингапур.

Сингапур – небольшая страна, город, где традиции шахмат, шашек, го как-то не прослеживались. Но они стали настоящим «азиатским тигром», экономика стала развиваться. В последнее время там, где развивается экономика, где растет благосостояние народа, заметна тяга к интеллектуальным видам спорта.

В 1995 году, когда я в первый раз был избран президентом ФИДЕ, я посетил много стран. Сингапур был тогда наблюдателем в ФИДЕ, но в шахматы там практически никто не играл. Мы приняли эту страну просто для эксперимента, открыли филиал Международной шахматной академии, отправили туда тренера из России.

Всего четыре человека записались в эту шахматную академию – дети сотрудников российского посольства. Я встречался с министром спорта Сингапура, с президентом Шахматной федерации, они говорили: «Господин президент, у нас этот вид спорта не пойдет, зачем?». Хотя мы в центре города открыли академию.

А затем начало происходить нечто интересное. Через год уже 100, тысяча, сейчас – десятки тысяч занимаются шахматами в академиях, школах. Родители требуют, чтобы мы присылали тренеров, чтобы шахматы вошли в программу. А почему? Потому что родители увидели, что у ребенка, который занимается шахматами, и левое, и правое полушария мозга лучше развиваются, он становится конкурентоспособен, хорошо учится, дисциплинирован, оканчивает школу развитым.

В некоторых европейских странах, которые связаны с компьютерами, IT-технологиями, в голландских компаниях один из главных вопросов – играешь в шахматы или нет, какими интеллектуальными видами спорта занимаешься.

Сейчас в Сингапуре шахматный бум. Сначала экономика начала развиваться, теперь подоспели и интеллектуальные виды спорта.

Косачев: Вы рассказывали об опыте Калмыкии, где на протяжении многих лет продвигали шахматное искусство. Как это сказалось на успехах школьников?

Илюмжинов: Там было всего несколько перворазрядников, я был кандидатом в мастера спорта. У нас не было ни одного мастера спорта, ни одного гроссмейстера, ни одной шахматной школы. Была одна секция в Доме пионеров, но она закрылась.

В 1993 году, когда я был избран президентом Калмыкии, одним из первых указов, который я подписал, был указ о развитии шахмат в школах. Почему? Потому что шахматы – самый дешевый вид спорта. Не нужно ни строить стадионы, ни покупать обмундирование. За несколько долларов купил шахматы и начал играть.

Я провел эксперимент. Давайте посмотрим, как шахматы влияют не на воспитание детей, а вообще на развитие общества, на привлечение инвестиций. Такая программа была вплоть до строительства шахматного города, который окрестили «Нью-Васюки».

Чего мы добились? 100% калмыцких детей играют в шахматы. Раньше практически никто не играл. Появился самый молодой в мире международный гроссмейстер, ему нет 14 лет – Санан Сюгиров. Наши дети стали мастерами, международными мастерами спорта, международными гроссмейстерами, победителями не только чемпионата России, но и чемпионами Европы. Тот же Санан Сюгиров – двукратный чемпион мира среди детей. Баира Кованова – вице-чемпион Европы. Профессиональный рост.

Какое влияние оказали шахматы на умственное развитие? Все преподаватели увидели, что дети начали хорошо заниматься. Число приводов в Комиссию по делам несовершеннолетних уменьшилось. Улучшились результаты по физике, математике. Министерство образования РФ тоже заинтересовались. Несколько лет назад министр образования Фурсенко говорил: «Странно, ЕГЭ хорошо сдают, победители на международных олимпиадах – из Калмыкии».

Поехала комиссия в Республику Калмыкия. Они две недели смотрели, проверяли школы в разных населенных пунктах, не только в городах. Дети заново сдавали экзамены. Вывод комиссии – им помогли шахматы. Почему хорошо учатся? Успеваемость увеличилась на 40%, потому что дети с 1 класса играют в шахматы.

В Китае, например, я с одним руководителем провинции проводил гран-при, я ему рассказал об опыте Калмыкии. Он сразу же послал свою делегацию. Через несколько лет я приехал в Шэньян. Во многих провинциях сейчас есть шахматы. Небольшая провинция, 90 миллионов людей живет. Губернатор этой провинции повез меня в школы, где они ввели шахматы, в детские сады, где с 5 лет обучают шахматам. В 120 высших учебных заведениях студенты обучаются шахматам.

Косачев: Я вспоминаю свое и, думаю, ваше советское детство – тогда Советский Союз очень серьезно занимался поддержкой шахмат в детской и молодежной среде.

Илюмжинов: Государственная политика.

Косачев: Вы ее в чем-то воспроизвели в постсоветской Калмыкии. Честь вам и хвала. Советская школа шахмат гремела на весь мир. Это традиции, уходящие в XIX век.

Сейчас, с распространением информационных технологий, с глобализацией мира, на ваш взгляд, сохраняется ли такое понятие, как национальная школа шахмат? Можно ли говорить, что этот человек играет в русском стиле, этот – в индийском, а этот – в американском или китайском? Либо мир шахмат настолько глобален и интегрирован, что речь идет о ярких индивидуальностях, а не о национальных школах?

Илюмжинов: Есть индивидуальности. Есть советская школа. По привычке называют ее не «российская», а «советская».

Косачев: Этот термин сохранился?

Илюмжинов: В Советском Союзе действительно была такая государственная политика. Во всех дворцах пионеров занимались шахматами. Алехин, Ботвинник, Петросян, Спасский, Карпов, Каспаров и многие другие. Везде была помощь.

1991-му году ФИДЕ, с одной стороны, благодарна. Нет худа без добра. Когда Союз развалился, многие талантливые шахматисты, тренеры, ученые, интеллигенция уезжали в поисках заработка, пытались где-то устроить свою жизнь. Практически все играли в шахматы. Во многих странах – в Великобритании, Сирии, Ливане, Бразилии. Когда встречаешься с нашими, они рассказывают, мол, я приехал сюда как инженер, не нашел работу по специальности, и начал преподавать шахматы. Сейчас имею достаток.

Наши разлетелись, как осколки, по всем странам мира – сейчас ФИДЕ объединяет 181 страну, во многих странах, наверное, больше, чем в половине, начиная от Америки и заканчивая Австралией, есть советская шахматная школа. Это плюс.

С другой стороны, сейчас есть Интернет. В свое время Хуан Антонио Самаранч, президент Международного олимпийского комитета, мне говорил: «Кирсан, ты счастливый президент спортивной федерации, потому что шахматы – это единственный вид спорта, где можно играть через Интернет».

У нас есть сайт, Fide.com, где вы можете найти все уроки, начиная от того, как отличить ферзя от короля, и заканчивая уровнем мастера спорта ФИДЕ. Чтобы научиться играть в шахматы в любом возрасте, нужно всего лишь зайти в Интернет. Не нужен тренер. Глобализация. Интернетизация.

Косачев: Компьютеризация. Говоря об Интернете – я не разделяю эту точку зрения, но однажды прочел следующую мысль: время интеллектуальных игр, в частности шахмат, уходит в прошлое. В свое время эти интеллектуальные игры – для тех, кто посерьезнее, – шахматы, кто попроще – карты, домино, еще проще – разгадывание кроссвордов, – были единственной альтернативой тяжелому монотонному труду в течение рабочего дня, это была отдушина.

Сейчас возникло множество других возможностей занять свой мозг – компьютерные игры, возможность соревноваться с соперником не на шахматной доске, а гоняя машинки и стреляя из пистолета – все это будет вытеснять внимание к интеллектуальным видам спорта, времяпрепровождения.

Есть ли какая-то статистика по числу играющих в шахматы в мире? Оно сокращается по мере того, как увеличивается число компьютеров и расширяется доступ в Интернет, оно неизменно или увеличивается?

Илюмжинов: Мы все время проводим исследования. Последние, в 2012 году, мы заказывали английской компании. До этого для нас проводили исследования бельгийцы, американцы. По данным этой английской компании, ФИДЕ – самая большая спортивная федерация в мире (181 страна). По числу соревнований мы тоже на первом месте – более 100 тысяч соревнований, около 600 миллионов человек из 7 миллиардов на планете или играют в шахматы, или знают, что это такое.

Глобализация, рост популярности компьютерных игр для детей – мы тоже думали, что скоро шахматы окажутся на задворках развития. Программист из Израиля Шай Бушинский сделал программу Deep Junior. В секунду она просчитывает более 10 миллионов комбинаций. Вроде компьютер, интересно играть.

С другой стороны, все больше людей начинает играть в шахматы. Почему? Интерес, соперничество. Не с компьютером интереснее играть, а с человеком. Три года назад на Генеральной ассамблее ФИДЕ я выдвинул такой лозунг: 1 миллиард умных людей, 1 миллиард играющих в шахматы на планете. Надо 600 миллионов довести до 1 миллиарда. Все страны откликнулись.

Мы начали разрабатывать программу «Шахматы в школах». Активно внедряем шахматы в школьные программы. Во многих странах ФИДЕ подписывает соглашения с министерствами образования о введении шахмат в школьную программу. Поэтому смерть шахматам и интеллектуальным видам спорта не грозит. Наоборот, с интеллектуализацией человеческого общества появляется больше шансов, что «стрелялки» отойдут, и мы сможем спокойно конкурировать с ними.

Косачев: Дай Бог, что называется. А вот еще один вопрос, вытекающий из предыдущего. Известно, что шашки менее вариантны, чем шахматы, и, насколько я понимаю, в шашках, во всяком случае, в русских, компьютерами просчитаны почти все вариации положения фигур на доске.

Илюмжинов: Не почти, а на все 100%.

Косачев: Наступит ли когда-нибудь столь печальный момент в шахматах? Произойдет ли когда-то такое событие, что шахматы окажутся полностью просчитанными, когда человек уже не будет претендовать на победу в соперничестве с компьютерным «мозгом»?

Илюмжинов: Вначале тоже думали, что шахматы ждет «ничейная смерть», что компьютер все просчитает, «белые начинают и выигрывают». Да, сейчас практически невозможно играть с компьютером. Раньше почему можно было? Человек, человеческий мозг уникален тем, что может сделать нестандартный ход. Говорят: туда не ходи. А ему надо, он пойдет и что-то получит. Человек может сделать ход, который компьютер не учитывает.

Но сейчас компьютеры научились не «жадничать» и начали алогично «думать». Мне программисты говорят: мы уже находимся на той стадии, когда в отсутствие человека две программы изобретают третью программу и прячут ее от людей. Но шахматная «смерть» не ожидается. Да, компьютеры улучшают, углубляют шахматную теорию. Играть с компьютером, конечно, сложно. Но здесь все зависит от человека.

Косачев: Есть ли какие-то попытки модернизировать шахматы, может быть, развить их до каких-то более сложных пространственных конструкций?

Илюмжинов: Ко мне все время приходят с идеей создания шахмат на четверых, на шестерых. Там по два короля, пять ферзей. Я все время отвечаю: мы еще не разобрались со старыми, классическими шахматами, а вы все с новыми и с новыми.

Шахматная теория углубляется. И вроде бы столько столетий прошло, но все время находится что-то новое. Кстати, компьютер помогает находить новые варианты в шахматной теории.

Косачев: Теперь чуть-чуть поговорим о политике. Какова ситуация в ФИДЕ? В последние годы было много эмоций и кривотолков. Насколько я понимаю, в следующем году предстоят выборы президента ФИДЕ, и вы являетесь одним из кандидатов. Кто еще претендует? Что за этим стоит – отечественная школа шахмат, персоналии, деньги, амбиции? Чего больше?

Илюмжинов: ФИДЕ была создана в 1924 году, в Париже. В следующем году у нас юбилей, исполняется 90 лет. Высший руководящий орган ФИДЕ – Генеральная ассамблея, которая проходит раз в два года. Раз в четыре года – выборы президента. Это открытая демократическая организация. За год до выборов любой желающий может заявить себя кандидатом на пост президента. Кстати, вы можете попытаться.

Косачев: Я, может быть, и амбициозен, но не до такой степени.

Илюмжинов: В Эстонии на Генеральной ассамблее было объявлено, что в августе 2014 года будут проходить выборы президента ФИДЕ. Я проработал почти 18 лет, и большинство членов президентского совета предложили выдвинуть меня на очередной 4-летний срок.

В Таллине выступил и 13-й чемпион мира Гарри Кимович Каспаров. Он тоже заявил, что официально выдвигается. Он – делегат от Шахматной федерации Хорватии. Заявки принимаются до 1 июня следующего года, потом кандидаты в президенты ФИДЕ будут встречаться с членами национальных шахматных федераций.

Косачев: Кто будет выбирать?

Илюмжинов: От страны выбирается делегат. 181 страна, одна страна – один голос. Для победы кандидату необходимо набрать 50% голосов плюс один голос. Тот, кто получит поддержку в 92-х странах, становится президентом ФИДЕ.

Косачев: Каковы ваши ожидания, ваш прогноз? Будет много претендентов, или вас останется двое?

Илюмжинов: Есть еще желающие. Я слышал, кто-то из бывших чемпионов мира планировал выдвигаться. Но работа большая. Я как президент ФИДЕ в прошлом году посетил 108 стран. Надо не просто опубликовать программу, надо проехать по многим странам, встретиться с шахматистами, выступить в шахматных клубах. Программа должна удовлетворять большинство национальных шахматных федераций.

Задача, которую в 1995 году ставили передо мной делегации, когда в первый раз избирали на пост президента ФИДЕ – объединить шахматный мир, чтобы была одна шахматная федерация, один чемпион, одна федерация, признанная МОК – мною полностью выполнена. В 1999 году на сессии МОК впервые шахматы были признаны спортом.

Интересно, что я докладывал тогда, когда рассматривались две федерации – каратэ и шахматы. Нас приняли, мы стали организацией, признанной Международным олимпийским комитетом. В 2006 году мы подписали соглашение со всеми ведущими шахматистами и провели объединительный матч. Владимир Крамник из России, победив болгарского гроссмейстера Веселина Топалова, стал единым чемпионом. Сейчас чемпион – Вишванатан Ананд. И одна федерация, ФИДЕ, признанная МОК.

Косачев: Накануне эфира мы с моим гостем достигли очень, на мой взгляд, хорошей, правильной договоренности. Мы договорились о том, что на базе российских центров науки и культуры за рубежом, а мы действуем в 60 странах, будут обустраиваться кабинеты шахматного мастерства, шахматного искусства. Это будет, разумеется, российский проект, но под эгидой и покровительством ФИДЕ.

Илюмжинов: Русские шахматные гостиные.

Косачев: Да, с мастер-классами, с возможностью встретиться. Я эту идею, признаюсь, вынашивал давно, но не решался высказать ее вслух, и вдруг в вашем лице нашел абсолютную поддержку, более того, инициативу.

Я уверен, что у нас с вами это обязательно получится, потому что Россия должна гордиться своей школой шахмат, это, во-первых. А во-вторых, российские центры науки и культуры обретут много новых приверженцев, посетителей, поклонников – как угодно, которые, вслед за шахматами, возможно, заинтересуются и другими областями жизни и деятельности России.

Илюмжинов: Я хотел бы от лица многомиллионной шахматной армии поблагодарить за понимание, за начало сотрудничества, которое у нас сейчас состоялось. Я думаю, многие тысячи, сотни тысяч любителей шахмат в 60 странах, где мы уже скоро откроем Русские шахматные гостиные, их дети получат возможность заниматься шахматами.

7 ноября в Ченнаи (Мадрасе), в Индии мы открываем чемпионат мира по шахматам, где Вишванатан Ананд будет играть с норвежским гроссмейстером Магнусом Карлсоном. Везде Виши Ананд говорит, кто его научил играть в шахматы. Ему было всего 6 лет, он не играл в шахматы, папа привел его в советский Центр дружбы народов в Мадрасе, и именно в нашем, в советском центре, он научился играть в шахматы, и позднее стал чемпионом мира.

Косачев: Прекрасный пример. Я надеюсь, что таких примеров будет гораздо больше. Я хотел бы напомнить, что моим компетентным собеседником был Кирсан Николаевич Илюмжинов, на протяжении многих лет занимавший пост президента Республики Калмыкия, а в настоящее время – президент Международной шахматной федерации и Ассоциации интеллектуальных видов спорта.

Большое спасибо, Кирсан Николаевич. И до новых встреч, уже на площадках российских центров науки и культуры.

Источник

Прочитано 1894 раз
Яндекс.Метрика