07.02.2014 22:48

Моральные калеки из «Белого дома»

Орловские чиновники бросили на произвол судьбы инвалидов-колясочников 

Калмыцкие власти прилагают немало усилий, уверяя нас, что всем в республике жить хорошо – даже инвалидам. И уже не первый декабрь официозная пресса прямо-таки захлебывается от поздравлений в День инвалида. А г-н Орлов вообще недавно заявил, что «проблем у нас нет, есть только вопросы». Но так ли это на самом деле?

Собираясь написать эту заметку, я невольно вспомнила Олимпийские игры в Лондоне, когда вся страна гордилась нашими паралимпийцами, которые выступили достойнее многих здоровых спортсменов. Согласитесь, такому духу и силе воли людей, обделенных природой или обстоятельствами, восхитится и любой здоровый человек.

Накануне Олимпиады в Сочи, я задумалась – а как живут среди нас обычные инвалиды?

- Я – лишний, словно куча лома, – неожиданно ответил мне словами из песни Виктора Цоя инвалид-колясочник Мерген П., которого я временами вижу прогуливающимся, вернее, сидящим на лавочке и сторожащим свою коляску недалеко от центрального рынка и ожидающим, когда за ним приедут родные после работы.

- Ему еще повезло, – говорит Булгун С., брат которой нечасто может выбрать час-другой, чтобы прокатить ее на коляске, – мне свежим воздухом удается подышать очень редко. В основном, дома сижу.

Еще печальнее история Татьяны Б., у которой после перенесенного инсульта отказали ноги, и врачи посоветовали ей отлежаться в стардоме, так как дети вынуждены были уехать на заработки в другие регионы. И таких ведь у нас немало...

Согласно статистике, в республике проживает более 24 тыс. инвалидов: по зрению, по слуху, по ДЦП, по диабету, после ранений в Афганистане и во время локальных войн, по онкологии и прочим заболеваниям. А ведь многие из них не только хотят работать и приносить пользу нашему государству, но и просто по человеческому праву получать необходимые им услуги.

О льготах в 50% и положенных инвалидам пенсиях я говорить не буду, поскольку все это идет из федерального бюджета. Скажу лишь о том, что расплодившиеся чиновники совершенно индифферентны по отношению к тем, кому априори должны предоставлять дополнительные льготы – и по закону, и хотя бы из чувства сострадания.

Однако, это чувство, судя по всему, им и вовсе неизвестно, а законы бездушным орловцам и вовсе не нужны. Многоквартирный дом для инвалидов, о строительстве которого договаривался Кирсан Илюмжинов, так и не построен, а земля распродана. Положенные по закону путевки для санаторного лечения люди вынуждены «выбивать» у чинуш с помощью прокуратуры… короче, продолжать можно долго.

Поэтому, чтобы не навредить людям, которые боятся испортить себе и без того не легкую жизнь, все имена обездоленных просителей я изменила.

Вот что мне сказал один из инвалидов, Виктор К., немало помотавшийся по чиновничьим кабинетам:

- Личный опыт вгоняет в тоску: в реале власти реагируют только «на инициативы» (просьбы, заявления, письма). Нет инициативы – нет и действия. Но и действие в основном – это писанина, запрос к исполнителям и ответ за инициативу. Это отдельный, абсолютно бессердечный тип мышления.

Расшифровывать последнюю фразу, думаю, не стоит. И так все ясно. В европейских странах давно уже живут совсем по другому стандарту, то есть, у них-то как раз цивилизованный тип мышления. Там инвалиду не надо добиваться своих прав, государство само все прекрасно делает.

В Австрии, к примеру, их не только обеспечивают жильем, но и строят для них дома вблизи работы – там, где они могут приносить пользу обществу, и чтобы затраты на дорогу были минимальны.

В России, благодаря указам Владимира Путина и его настоятельным рекомендациям, дело тоже сдвинулось с мертвой точки. Если отдельные инвалиды защищают честь страны, то и страна перед ними должна и честь знать. Во многих регионах власти выполняют все обязательства перед инвалидами. То ли дело – у нас в Калмыкии.

Региональное отделение Всероссийского общества инвалидов буквально прозябает, даже помещения нормального добиться не может – муниципальные власти как будто специально загоняют колясочников туда, куда им без пандусов не добраться.

- У меня есть друг колясочник, так если бы у его жены не было машины, то проблем с перемещением было бы гораздо больше, – с горечью говорит элистинец Тимур М. И резко добавляет:

- Они долго добивались, чтобы у них в подъезде поставили подъемник для коляски к лифту... пока не поняли, что ж… в республике полная!

Было бы совсем плохо, если бы не депутат ЭГС Александр Каманджаев, знающий проблемы передвижения колясочников не понаслышке. При Кирсане Илюмжинове Александр занимался общественной деятельностью (по делам молодежи и спорта) и, конечно, помогал инвалидам.

По его словам, в ту пору республиканские власти вели работа в части доступной среды: появились пандусы, съезды и подъезды рядом с социально значимыми объектами города, с культурными и административными зданиями. Хотя, и не в той степени, как хотелось бы инвалидам.

- На то были свои причины, в стране вообще все только начиналось, – говорит Александр. – Когда в 2009 г. меня избрали депутатом ЭГС, я начал вплотную отстаивать наши права. И в рамках реализации целевой программы по дополнительным мерам поддержки инвалидов, и в рамках программы безопасности дорожного движения нам удалось достичь какого-то понимания со стороны городской администрации.

В частности, из городского бюджета стали закладываться суммы – 200-300, иногда 400 тыс. руб. в год – для того, чтобы сделать доступным для инвалидов здание мэрии. Облагородили подъездными приспособлениями улицы Горького, Губаревича (в районе магазина «Гранд»), перекрестки улиц Ленина и Пушкина (в районе горотдела полиции).

Мы успели охватить эти участки еще до прихода новой республиканской власти, организовали около 200 подъездных сооружений в центре города: у горполиклиники и ее филиала, женской консультации, городской библиотеки им. Пушкина, в парке «Дружба» – в основном, там, где большое скопление людей. Ведь такие пешеходные дорожки удобны не только инвалидам.

К слову, колясочников не так уж и много в республике – где-то около тысячи. В Элисте, по моим подсчетам, около 400 человек. Но, по определенным причинам многих из них не видно – люди вынуждены сидеть дома, так как без посторонней помощи и до коляски-то не добраться, а если и доберешься, то не выйдешь на улицу. Притом, что, к сожалению, только центр города охвачен удобствами для инвалидов. В микрорайонах и на окраинах все остается по-прежнему. 

- Инвалиды жалуются – с построенных пандусов на коляске не больно-то и съедешь. А если съедешь – особенно сейчас, в гололед, – то уедешь далеко... И подняться под таким высоким углом без посторонней помощи невозможно даже в сухую погоду. 

- Это – упущение проектировщиков и застройщиков. Угол подъема должен быть невысоким – до 20 градусов. Надо радоваться, что хоть чего-то удалось добиться… 

- Благодаря депутатскому мандату? 

- Нет, я бы так не сказал. Просто, когда я стал депутатом, у меня расширился круг знакомств. Поэтому я призываю наших инвалидов самим стоять за себя, добиваться своих прав. Ведь и мне часто отказывают, даже как депутату и общественнику, который радеет за это дело душой.

Честно скажу, еще сложнее добиться поддержки наших богатых людей. Хотя они, по совести, обязаны помогать инвалидам. Во всей России это уже есть, а в Европе – и подавно. А у нас вообще никто (!) из богатых деньги нам не давал и не дает. Некоторые после долгих уговоров отделываются разовыми «сладкими» столами или чем-нибудь в этом роде для детей-инвалидов.

По крайней мере, еще никого дать наличные деньги уговорить не удалось. Что будет дальше с нашими инвалидами – даже не знаю, – вздыхает Александр. – Но предлагаю не отчаиваться, а самим стучаться в закрытые двери. Глядишь, какие-нибудь и откроются…

Да, «стучите, и отворят вам», – сказано в Евангелии. Складывается ощущение, что распахиваются эти двери разве что в Элистинской и Калмыцкой епархии. Никаких бесполезных статистик, как в социальных службах, здесь не ведется.

Более того, как сказал настоятель Казанского кафедрального собора протоиерей Алексий Грищенко, чтобы получить помощь, совсем не обязательно быть прихожанином церкви. Достаточно лишь обратиться с просьбой, а служители Божьи сделают все, что в их силах, для человека любого вероисповедания.

В словах отца Алексия заложен вечный смысл истинного христианина. Как недавно заявил митрополит Илларион, человек должен быть смиренным перед Богом, но – не перед людскими пороками. И если видишь несправедливое зло по отношению одного человека к другому, то ты обязан слабого защищать.

Именно к такому злу, думаю, относится и бездействие сильных мира сего, то бишь, калмыцких властей, их мертвящее равнодушие. Сытый голодного не разумеет. Здоровый больного – тоже. Наши чиновники и в людях, не жалующихся на здоровье, человека не видят. А уж в обделенных им – и подавно…

- К нам обращаются как сами инвалиды, так и их родственники, по любому вопросу. Чаще всего, просят оплатить лечение или операции, – говорит Вера Бобрышева, специалист отдела по социальному служению Элистинской и Калмыцкой епархии. – Обратиться можно к любому нашему батюшке, затем мы «ведем» это дело, и если выясняется, что человек действительно нуждается в помощи, оплачиваем расходы.

Бывает, что горе случается внезапно, и необходимо срочно помочь. Несчастные люди, как правило, нам рассказывают одно и то же – что до этого они долго обивали пороги многочисленных кабинетов. А те, кто с церковью знаком ближе и стараются посещать службы, обращаются к нам напрямую.

Мы, кстати, не раз предлагали властям и общественным организациям сотрудничество в делах помощи инвалидам, но воз и ныне там. Все нас проигнорировали, не удосужившись дать ответ. Даже отрицательный. Поэтому работаем сами.

- Кроме того, социально незащищенным людям мы постоянно стараемся оказывать и другую посильную помощь, покупаем для них продукты и необходимые вещи, – вступает в разговор бухгалтер Элистинской и Калмыцкой епархии Татьяна Моргунова. – Некоторая писанина в нашей деятельности, конечно, присутствует, но это – чисто технические моменты. Мы обязаны за каждый шаг отчитываться перед налоговыми и иными органами власти, лишь бы мы на себя вдруг деньги не потратили, – Татьяна недоуменно пожала плечами.

Да уж, для любого человека, хоть немного знающего христианский постулат – работать во славу Божию – подобные подозрения довольно странны. Если бы священнослужители тратили деньги на себя, они бы не мерзли в храмах на многочасовых службах, накидывая ватники прямо на рясы, да не ездили бы на маршрутках…

Как известно, церковь существует на пожертвования, всегда жертвуя часть этих денег инвалидам. В часовне 7-го микрорайона Элисты открыт пункт приема для тех, кто может и хочет помочь таким людям. Круглый год, а не только в День инвалида.

Однако, помимо церкви, в республике должны работать и государственные институты. А отношение к ним народа складывается из простых и вечных вещей: как власть имущие относятся к ближним своим.

В первую очередь, это касается инвалидов, обделенных здоровьем и напрямую зависящих от властей. А как можно относиться к чиновникам, откровенно презирающим, а то и втайне ненавидящим наших наиболее обездоленных сограждан? С этой точки зрения, похоже, орловские бюрократы и сами являются инвалидами. Моральными, разумеется. 

 

Айлун ДЕНТЕЛИНОВА

 

Прочитано 1928 раз
Другие материалы в этой категории: « Призрачные депутаты Орлову есть, что скрывать? »
Яндекс.Метрика