04.04.2014 20:41

Анатолий Карпов: «На стороне Илюмжинова – огромный опыт»

Анатолий КарповКирсан Илюмжинов – это человек, который очень много сделал для развития шахмат, а Гарри Каспаров, постоянно ссорящийся со всеми, все разваливающий и ничего не умеющий довести до конца – слишком политизированный, волюнтаристски настроенный и непрогнозируемый кандидат на пост президента ФИДЕ. Об этом в эксклюзивном интервью информационному агентству ИТАР-ТАСС рассказал трехкратный чемпион мира по шахматам, депутат Государственной думы РФ, президент Международной ассоциации фондов мира Анатолий Карпов.

- Вы – посол ФИДЕ в Международном олимпийским комитете, занимаетесь продвижением шахмат в олимпийском движении. Кирсан Илюмжинов говорил, что новый президент МОК Томас Бах очень позитивно настроен в отношении шахмат в олимпийской программе.

- Илюмжинов активно занялся продвижением шахмат в олимпийскую программу еще в начале 1990-х. Бывший президент МОК Хуан Антонио Самаранч с интересом относился к шахматам, была проделана огромная работа, но мы чуть-чуть не успели.

Помню, как в 1998 году, после того как Самаранч вручил мне медаль чемпиона мира, мы сидели и обсуждали перспективы шахмат вместе с Илюмжиновым и двумя вице-президентами МОК. И все сошлись на том, что шахматы должны быть включены в олимпийскую программу. Но в 2001 году главой МОК стал Жак Рогге, который, хотя сам и играл в шахматы, в программе Олимпийских игр их не видел. Если бы мы чуть-чуть ускорились, то при Самаранче попали в олимпийскую программу.

А при Рогге у нас даже контактов особо не было. При этом в программу летних Игр шахматам войти тяжело: она и без того перегружена. А в программу зимних – вообще не проблема. Только надо немного изменить устав олимпийской хартии, чтобы в зимних Олимпиадах проводились соревнования не только по зимним, но и по интеллектуальным видам спорта. В программе зимних Игр есть явная дыра посреди дня, когда почти ничего не происходит. Шахматы могут заполнить это пространство.

Причем, можно играть не только в шахматы, но и в го, бридж. Неслучайно по инициативе ФИДЕ я участвовал в этих процессах, мы создали Ассоциацию интеллектуальных видов спорта (которую также возглавляет Кирсан Илюмжинов; прим. «Новой Калмыкии»). В тандеме с ней у ФИДЕ есть все шансы. Здорово, если Бах и вправду настроен позитивно в отношении шахмат. Все-таки позиция президента МОК является определяющей. 

- Давайте поговорим о выборах президента ФИДЕ. На данный момент на этот пост претендуют Кирсан Илюмжинов и Гарри Каспаров. Что вы думаете об этих кандидатурах? 

- На стороне Илюмжинова – огромный опыт. Он руководит ФИДЕ уже почти 20 лет. С его стороны были как ошибки, так и достижения. Сейчас ошибки остались в прошлом – я имею ввиду не очень удачную формулу проведения чемпионата мира. Да и в целом система выстраивается: для нокаут-турниров есть Кубок мира, чемпион мира определяется в классических шахматах, существует множество турниров на любой вкус.

Понятно, что, как всегда, есть проблема со спонсорами, но она тоже как-то решается. На сегодняшний день провалов нет. При Илюмжинове ФИДЕ пополнился 30 новыми членами – это огромный рост. Сегодня ФИДЕ – одна из самых многочисленных международных спортивных федераций, их 181. То есть, количественной проблемы нет, но вот над качеством надо работать.

Помимо этого, Илюмжинов активно продвигает проект «Шахматы в школах». Мне эта тема близка. Вопросы шахматного общения в общеобразовательных школах по всему миру крайне важны для гарантированного процветания шахмат в будущем, для развития их популярности и массовости.

Мы начали заниматься этими вопросами давно, но (до Илюмжинова – прим. «Новой Калмыкии») особой активности и успехов не наблюдалось. Хотя в свое время ФИДЕ была даже аффилирована в ЮНЕСКО. Отдельной строкой стоят попытки Кампоманеса продвинуть шахматы в школы, но какой-то результат пришел только в последнее время. Например, Европейский союз рекомендовал европейским школам включить шахматы в школьную систему образования.

На сегодняшний день самого большого успеха в этом плане добилась Турция. На государственном уровне проект развития шахмат в школах поддержали Армения и Азербайджан, планирует принять такое же решение Грузия. Первой же страной, которая на уровне парламента поддержала развитие шахмат в школах, была Швеция в 1993 году.

Благодаря усилиям ФИДЕ, шахматы пошли и в школы Южной Америки, например Парагвая. В России также идет активный процесс – в Калмыкии и Ханты-Мансийске шахматы стали неотъемлемой частью системы образования. Завершается программа внедрения шахмат в качестве дополнительного школьного предмета в Тюмени. Также мы пошли в область – Тобольск, Ишим, Ялуторовск и другие более мелкие поселения. Надеюсь, ФИДЕ сможет реализовать проект, и любимая нами игра станет частью образовательного процесса в школах по всему миру.

Сейчас активная работа обоими претендентами ведется в Африке, где их интересы пересекаются. И это очень хорошо, что они обратили внимание на самый пока слабо развитый в шахматном плане регион. Когда четыре года назад я боролся за звание главы ФИДЕ, самой крупной федерацией, не считая ЮАР, была Гана, где было ровно четыре клуба и меньше 200 шахматистов на всю страну. 

- Что скажете о перспективах Каспарова? 

- Каспаров всегда умел находить спонсоров, но также он чудесным образом умел ругаться с ними и терять навсегда. У него были достижения, которые оборачивались потом грандиозными разочарованиями, которые серьезно сказались на всем положении шахмат. Он, например, гениальным образом нашел IBM, и негениальным образом разругался с ней так, что IBM из шахмат ушла. Точно такая же история потом произошла с Intel. А на сегодняшний день компьютерные компании являются самыми натуральными, логичными спонсорами шахматного движения. 

- Кроме того, первым делом приходит на ум 1993 год, когда в преддверии чемпионского поединка с Найджелом Шортом Каспаров вышел из ФИДЕ и создал собственную организацию – Профессиональную шахматную ассоциацию. 

- Тут я могу его только поблагодарить(улыбается), ведь это добавило мне шесть лет жизни в шахматах (ФИДЕ лишила Каспарова звания чемпиона мира и провела матч на звание чемпиона, в котором Карпов выиграл у Яна Тиммана. – ИТАР-ТАСС). А если серьезно, то да, это был шаг против ФИДЕ, который привел к серьезному расколу в мире шахмат. И преодолеть его последствия удалось только в 2006 году, когда состоялся объединительный матч между болгарином Топаловым и Крамником.

Каспаров не раз страдал от собственной непоследовательности и, я бы сказал, волюнтаризма. В 1998 году Алексей Широв победил в претендентском матче Владимира Крамника, но Каспаров с Шировым играть почему-то отказался. Сказал, что не может под него найти деньги. При этом на Крамника почему-то смог. Может, Гарри считал, что Крамник – более легкий соперник, которого он знает с детства и который был его учеником в школе. А Широв такой ершистый, с характером и, если он в форме, любому может нанести удар.

Но в целом Каспаров должен был Широва обыграть, причем с крупным счетом. А Крамника он недооценил, проиграл ему, потом заявил о желании играть матч-реванш, но Крамник заявил, что в правилах этого не было. Причем как Каспаров бился за матч-реванш с Крамником, так же в свое время он бился против матча-реванша со мной, мобилизуя всю политическую систему СССР. И надо сказать, он почти преуспел. На собравшемся президиуме федерации шахмат большинство встало на его сторону.

Но затем выступил я. «Во-первых, я не понимаю, причем здесь президиум, это дело ФИДЕ, – спрашивал я. – Только она может решить, будет матч-реванш или нет. А во-вторых, я не понимаю позиции Каспарова, который подписал правила проведения матча на первенство мира. Там было написано, что, если чемпион мира теряет свое звание, он имеет право на матч-реванш. Каспаров это подписал». Кто-то встал и спросил: «Гарри Кимович, так вы подписали?». Каспаров немного растерянно ответил, что подписал. «Так что же вы нам голову морочите?», – спросили. На что Каспаров ответил: «Да, но я подписывал в качестве претендента, а сейчас я чемпион мира».

- Находчиво. 

- Да. Но президиум федерации находчивость не оценил и не пошел на поводу у Каспарова. Тогда мы с ним решили отсесть и договариваться уже между собой. Переговоры успешно завершились за три минуты.

- Что вы думаете по поводу Ассоциации гроссмейстеров, в которой вы были вице-президентом, а Каспаров – президентом, но которая прекратила существование вследствие внутреннего конфликта? 

- В 1986 году была создана очень сильная организация, которая за первые годы работы отрегулировала отношения с ФИДЕ, приняла в свои ряды многих гроссмейстеров, стала проводить хорошие турниры. Но затем члены ассоциации поняли, что демократический принцип деятельности организации серьезно нарушается.

Понятно, что у президента такой организации больший вес, чем у других ее членов, но тогда это стало доминировать. А в тот момент между Каспаровым и Кампоманесом были не самые лучшие отношения, и Гарри делал заявления, порой не очень корректные, которые шли то ли лично от него, то ли от президента Ассоциации гроссмейстеров. Это нас напрягало.

В уставе организации было записано, что президента Ассоциации гроссмейстеров выбирает совет директоров. И в какой-то момент возникло сильное напряжение – как раз когда он потерял Intel. Большинство членов ассоциации посчитало, что его надо менять. Сошлись на том, что руководителем надо избрать Яна Тиммана, который наряду со мной был вице-президентом.

Когда Каспаров об этом услышал, он заявил, что это не пройдет, что его все поддерживают. На что ему объяснили, что из восьми человек совета директоров у него есть поддержка только одного человека. После этого Каспаров впал в неистовство. «Как это? Я чемпион мира! Я должен быть президентом!», – говорил он. Ему объяснили, что в уставе указано, что президента выбирает совет директоров, а он как чемпион мира один из его членов. Каспаров – лидер, но с заносами. И эти заносы развалили нашу очень хорошую идею.  

- Что будет с ФИДЕ, если Каспаров станет президентом? 

- Не могу сказать, куда поведет эта дорожка. Он слишком непрогнозируемый человек. 

- Четыре года назад Каспаров поддерживал вашу кандидатуру на пост президента ФИДЕ. Не боитесь, что он может обидеться на критику с вашей стороны? 

- Да, это возможно. Но я категорически против того, чтобы шахматы использовались как политический инструмент. И он об этом знает. Когда он меня поддержал, мы с ним сразу договорились, что никакой политики в наших действиях не будет.

Сейчас же он открыто заявляет, что в случае победы будет использовать пост главы ФИДЕ в политических целях. А я не очень представляю, как это будет соотноситься с интересами шахмат – как мировых, так и российских. Тем более, в Российской шахматной федерации недавно сменилось руководство, а Россия вновь заняла место лидера в шахматном мире по организации крупнейших соревнований. Ханты-Мансийск принимает Кубок мира и Турнир претендентов, в Париже и Санкт-Петербурге (в Лувре и Русском музее) проходил Мемориал Александра Алехина, в Третьяковской галерее был матч за звание чемпиона мира между Анандом и Гельфандом, в этом году в 15-й раз пройдет турнир Анатолия Карпова в Пойковском, выигранный Карлсеном турнир в Цюрихе проводился на средства российского бизнесмена.

Без российских организаторов шахматный мир сегодня представить невозможно, и я слабо представляю, как Каспаров сможет мирно сосуществовать с этой действительностью. Боюсь, Каспарову будет тяжело усидеть на двух стульях – недаром мы вспомнили историю про Ассоциацию гроссмейстеров.

 

Прочитано 1934 раз
Яндекс.Метрика