19.04.2014 19:12

Русофоб всея Калмыкии

Анатолий Козачко: очерк политических нравов

Анатолий КозачкоРусофобия – слово, которое в последнее время встречается все чаще. Есть основания полагать, что дело здесь не в новомодном понятии, а в актуальности тех сторон общественно-политической и международной жизни, которые этим словом описываются.

Однако, до сих пор было сделано совсем немного попыток осмысления этого явления. Под русофобией чаще всего понимают предвзятое, подозрительное, неприязненное, враждебное отношение к России и/или русским. Считается, что она – частный случай ксенофобии, специфическое направление в этнофобии.

Не обошла эта проблематика и наш степной регион. Признаемся, что и у нас русофобия нашла себе благодатную почву среди высшего государственного аппарата РК. И совершенно не удивительно, что самым главным русофобом Республики Калмыкия мы можем смело назвать спикера Народного Хурала и регионального отделения партии «Единая Россия» Анатолия Козачко.

Нет в республике другого человека, который бы сломал без всякой жалости столько судеб и карьер русских людей, и немало зла принес в дома толковых и талантливых русских ребят и девчат, как этот хитроумный и лицемерный деятель. Воистину, Козачко – подлинный русофоб всея Калмыкии!

О том, что Козачко является русофобом, мне поведал однажды человек, долгое время проработавший в нашем правительстве, и хорошо знающий жизнь калмыцкой элиты, скрытую от посторонних глаз. С его слов, я и расскажу вам о секрете удивительной и блистательной карьеры Анатолия Васильевича.

Козачко, как опытный манипулятор, поднаторевший в подковерных интригах еще со времен своей партийной карьеры в Яшалтинском райкоме КПСС, быстро осознал, попав в Белый дом, что единственной гарантией его политического долголетия у кормила власти в национальной республике будет полное искоренение всех своих потенциальных конкурентов русской национальности. Единственный способ выжить, решил Козачко, – это остаться единственным видным русским, способным занимать высшие посты в республике.

Эту свою идею он и начал неуклонно воплощать в жизнь. И, надо признать, это ему неплохо удалось. Он и впрямь стал неким людоедом, пожирающим талантливых русских людей, подобно жуткому крысобою из городских легенд, пожирающему существ одной с ним крови. И все – с той целью, чтобы слезно докладывать в Москву и Ростов: один я тут из русских у власти и остался, всех извели! Хоть меня-то не отдайте злыдням на растерзание… Но – обо всем по порядку.   

В конце 90-х гг., оказавшись на посту зампреда правительства РК, Козачко острие своих интриг направил против другого зампреда – Александра Головатова. И, следует отметить, усилия его даром не пропали.

Многочисленные инспирированные им проверки со стороны правоохранительных органов и аппарата федерального округа в Ростове привели к тому, что Головатов был вынужден покинуть правительство, и вообще уйти из калмыцкой политики. Хотя по всем показателям именно он был самым подготовленным для работы членом правительства. (В отличие от Козачко, который в советское время числился завотделом по агитации и пропаганде; то есть, по-настоящему работать Анатолий Васильевич никогда не умел).

Конечно, мне могут возразить – для чего ворошить старые воспоминания? Политика – вещь жестокая, в ней, как и повсюду в жизни, побеждает более смелый, наглый, нахрапистый, а слабые уходят восвояси, унося с собою свои пожитки. Кого, кроме самой жизни, можно тут обвинить? Никого!

Так-то оно так, да не совсем. Хорошо, если сделанная Козачко подлость по отношению к Головатову – это был бы совершенно отдельный, из ряда вон выходящий случай. Но здесь далеко не все однозначно. В подтверждение моих слов, вспомним дела, не столь давно имевшие место в нашей благословенной республике.

Приступив к работе на посту главы Калмыкии, Алексей Орлов поначалу пытался принимать решения, которые должны были бы завоевать для него сердца простых жителей республики. Одним из его действий было привлечение для работы в республиканском правительстве значительного количества русских руководителей.

В целом, такая политика главы региона вызвала тогда поддержку у большинства жителей республики. В итоге, вместо одного Козач-Ко, в правительстве оказались Мирошничен-Ко, Сидорен-Ко, Пахален-Ко (условно русские; на самом деле – украинцы по происхождению; прим. редакции), и это – не считая женщин руководителей.

Но – недолго музыка играла, недолго фраер танцевал. В результате многоходовых комбинаций, из правительства были изгнаны все русские люди, все мужчины, которые по своему опыту, занимаемому положению и политическому весу могли хоть как-то угрожать спокойствию великого русофоба всея Калмыкии.

Спи спокойно, Анатолий Васильевич! Твое незабвенное -Ко – снова единственное во всем правительстве. Ничего тебе сегодня не угрожает. И снова при любой опасности для твоего политического будущего ты можешь хоть каждый час звонить московскому и ростовскому начальству и слезно восклицать – да теперь еще и с большим, чем прежде, пафосом:

 - Один я снова остался, всех, как на грех, повывели русских из органов власти, один я сумел как-то с божьей помощью удержаться. Не оставьте меня защитой и подмогой! Только вон сердце радовалось, что русских людей стало в правительство больше. Но вот принялись за них калмыки, и всех поразогнали. Я уж как-то ухитряюсь выжить, не иначе, чудом единым и вашим заступничеством! Не оставьте меня и впредь! Кто же, кроме меня, при таких кошмарных гонениях будет блюсти в Калмыкии российские интересы?

Мне опять могут возразить: уж не наговариваете ли вы на Козачко? Ведь есть же русские в калмыцком правительстве. Мало того, само правительство возглавляет русский по фамилии Зотов. Не ломает ли это на корню ваш занимательный рассказ?

Понятное дело, есть русские в правительстве, и было бы недопустимо, чтобы их не было вовсе. Однако посмотрим правде в глаза: Зотов – человек пришлый, и не обладает в регионе никакими связями. Потенциал у него, безусловно, неплохой, но сможет ли он его реализовать, во многом зависит от того же Козачко.

К тому же, в условиях, когда Алексей Орлов де-факто не управляет ситуацией в республике, и все меньшее влияние оказывает на кадровую политику, роль Козачко, как главного управленца, становится основной в республике. А раз так, то абсолютно ясно, что карьера Зотова когда-нибудь преждевременно прервется.

Есть среди мужчин-руководителей еще и Александр Гедерим – министр спорта, туризма и молодежной политики. Отчасти пустозвон, но отчасти – перспективный молодой человек. До обретения серьезного политического веса ему еще расти и расти. Но вот успеет ли он сделать успешную карьеру до того, как его поест престарелый «людоед» с русофобскими замашками?

Так что, судя по всему, еще очень долго будет звонить по высоким начальственным кабинетам спикер-русофоб всея Калмыкии и горестно рыдать в трубку: один я тут из русских во власти сызнова остался. В очередной раз смог выжить – наперекор всему…      

Баир МАНДЖИЕВ

Прочитано 2715 раз
Яндекс.Метрика