25.04.2014 21:12

Недоступная среда

Орловские чиновники безжалостно притесняют инвалидов, лишая их законных прав и материальной помощи

Баатр ДанжиновСправедливая критика работы чиновников с инвалидами или, точнее, ее полного отсутствия, обрушившаяся в последнее время со всех сторон на калмыцкое руководство, не могла не вызвать у главы РК Алексея Орлова вполне понятного желания хоть как-то оправдаться перед «подведомственным» населением.

Особенно это было заметно в те насыщенные яркими красками дни, когда в Сочи начались выступления параолимпийцев, и когда власти страны и всех регионов России уделяли большое внимание нуждам и чаяниям инвалидов – на фоне того совершенно невозможного состояния, в которое загнаны жители Калмыкии с ограниченными возможностями каким-то сверхчеловеческим бездушием и полным отсутствием совести у сотрудников чиновничьего аппарата.

9 марта все мы имели сомнительное счастье лицезреть главу Калмыкии, который дал интервью руководителю КГТРК (местной телерадиокомпании), спрятав глаза за непроницаемыми стеклами черных очков. Со стороны эта парочка больше походила на персонажей сказки «Золотой ключик» – Лису Алису и Кота Базилио – нежели на солидных людей, занимающих официальные должности.

Возможно, г-н Орлов прикрылся черными очками по причине того, что ему стало невыносимо стыдно смотреть людям в глаза, и при этом беззастенчиво врать, поскольку правду о своем вопиющем разгильдяйстве, понятное дело, он сказать не может и не хочет. Впрочем, зная о пагубном пристрастии Алексея Маратовича, можно уверенно предположить, что он давал это интервью, ненадолго оторвавшись от очередного тяжелого запоя.    

Наше предположение косвенно подтверждает и само содержание его бессмысленного интервью, ибо человек, мало-мальски владеющий грамотой и получивший хоть минимальное образование, таких нелепых слов, кроме как находясь в состоянии глубокого, поразившего весь мозг алкогольного психоза, произнести попросту не в состоянии.

Не будем перечислять весь тот бред, что нес г-н Орлов с телеэкрана. Остановимся лишь на том месте в его интервью, где он разъяснял, что такое доступная среда для инвалида. Держитесь крепче за стенку: оказывается, доступная среда – это «когда в любое место инвалид может попасть без дополнительных усилий государства».

То есть, по логике калмыцкого главы, получается, что главный инвалид в нашей республике, причем полностью безнадежный и не подлежащий реабилитации, это – сам г-н Орлов. Потому что он пока что ходит на своих ногах, вроде бы зряч, и уж ему-то точно не требуются в помощь «усилия государства».   

Мы неоднократно писали о тяжелых проблемах, с которыми сталкиваются люди с ограниченными возможностями. Полный беспредел стал при Орлове повсеместным стилем работы возглавляемого им бюрократического аппарата. Всем, чем только возможно, были инвалиды при нем обделены. Но теперь их, кажется, лишают последнего: Главное бюро медико-социальной экспертизы по РК, возглавляемое Баатром Данжиновым, похоже, идет верной орловской дорогой к полному искоренению человечности во всех ее проявлениях.

Мой близкий друг Юрий С., герой чеченской компании, потерявший ногу в период боевых действий, недавно, проходя переосвидетельствование, с удивлением и возмущением узнал о том, что ему снимают инвалидность чиновники, посчитав, что он как-то сможет сам себя обеспечить.

– Что ж вы делаете, иуды? – кричал чиновникам в лицо покрытый шрамами воин. – У меня что, нога снова отросла? Почему меня сняли с инвалидности?

Но его не стали слушать. Мол, мы так решили, и делу конец. Приходите через год. А лучше – вообще не приходите, чтоб вам везде была доступная среда…

И правильно сделали – если исходить из понятий г-на Орлова, растиражированных через подконтрольное ему телевидение. Чего кричать без толку! Разумеется, нога, потерянная при защите Родины, вновь отрасти не могла. Но разве это важно нашим чиновникам? Куда важнее то, что они сэкономят (наверняка для того, чтобы потом украсть) лишних несколько тысяч рублей…

В итоге, военный человек, покалеченный в боях, отправился за поддержкой к своему начальству, которое и отправило его в район проведения боевых действий. Но там тоже только руками развели. Мол, ничего поделать не можем. И сегодня несчастные граждане, у которых, по мнению чиновников, отросли сами собой руки и ноги, пишут письма Путину – с просьбой учредить для воинов-инвалидов отдельное ведомство, которое бы беспристрастно рассматривало вопросы, связанные с их утраченным здоровьем.  

Случаев бесцеремонного попрания элементарных этических норм в Калмыкии фиксируется чрезвычайно много. К примеру, Мерген Д., находясь при исполнении служебных обязанностей при задержании особо опасных преступников, был тяжело ранен пулей в голову. Врачи несколько лет боролись за жизнь этого героического человека.

Казалось бы, уж у него-то отнять право получить от государства тот скромный минимум, который не дал бы с голоду пропасть, никоим образом невозможно. Но нет, ошибаетесь. Нет такой мерзости, на какую не пошли бы чиновники в регионе, где у кормила власти находится человек, прячущий за темными очками пропитые глазенки. Пуля в голове? Ерунда! Это – милый пустячок, а вовсе никакая не инвалидность. Теперь друзья и товарищи героя пытаются перевести его в другой регион, где врачи, узнав о вопиющем издевательстве над заслуженным человеком, готовы принять его и освидетельствовать.  

С другой стороны, может, в столь суровой позиции калмыцких чиновников есть что-то рациональное? Посмотрите, вон тот же Орлов. У него, если честно, не то, что пуля в голове, а, почитай, целый снаряд! И ведь ничего, трудится сердечный, интервью раздает, рассказывает шокирующие сказки про «доступную среду». И земля его продолжает, между тем, исправно носить.

Такие вот нерадостные дела. Если уж у героев отнимают право быть инвалидом и получать от государства помощь, то что тогда говорить о простых людях?

Вот супруга моего брата, у нее было два инсульта. Полностью парализованы руки, потерян дар речи, ум ее полностью угас. Заключение, которое выдали врачи под контролем Б. Данжинова, однозначно гласило: женщина – инвалид I группы по всем медицинским показаниям. Но орловская доступная среда и тут сработала. Вдруг мы, в смысле чиновники, лишний раз напряжемся, да еще бесплатно? – наверняка подумали они, и не дали инвалидности человеку, прикованному к кровати навсегда...

Написала я все это и подумала: может, Орлов хоть краешком затуманенного мозга осознает весь тот грех, что берет на душу, и потому заранее решил спрятать свое лицо? Спросят у него лет через 20 – не вы ли возглавляли когда-то Республику Калмыкия?

– Да вы что! Вовсе я не Орлов, – брюзжащим голосом ответит пожилой согбенный старец и, опираясь на тяжелую клюку, быстро засеменит прочь. И это – если повезет. А могут ведь и на коляске обездвиженного увезти. Если, конечно, в ту пору будет, кому за ним ухаживать…      

Лина СТЕРН

Прочитано 1972 раз
Яндекс.Метрика