24.05.2014 17:43

Концлагерь для стариков

Директор элистинского дома престарелых Хатимулла Идрисов продолжает издеваться над своими подопечными

Хатимулла ИдрисовЭлистинский дом престарелых и инвалидов сотрясают скандалы один за другим. На сей раз, череду конфликтных ситуаций продолжили судебные разбирательства между жильцами интерната и руководителем этого учреждения Хатимуллой Идрисовым.

Примечательно, что первое заседание суда, которое прошло прямо в здании стардома, было назначено через день после Дня Конституции (Степного Уложения) Республики Калмыкия. О том, как конституционные права престарелых граждан России, инвалидов и репрессированных исполняются на практике, – можно было судить по мрачным лицам стариков и их обреченно-подавленным взглядам…

Поводом для судебного разбирательства послужило заявление г-на Идрисова в УВД по г. Элисте. Как следует из материалов дела, «Хатимулла Идрисов обратился в УВД по факту передачи спиртосодержащей жидкости, т. е. водки, обеспечиваемой (!) Батыревой Татьяной Андреевной обеспечиваемому Муштатенко Владимиру Дмитриевичу объемом 0,5 л за сумму в 400 руб.».

Реагируя на заявление Идрисова, в интернат прибыл полицейский и составил протокол об административном правонарушении – с пояснениями участников случившегося. Правда, пояснения имеют все признаки того, что сделаны они одной рукой. Почерк один. Как бы то ни было, Татьяне Батыревой предъявили обвинение в административном правонарушении по ст. КОАП – о торговле спиртными напитками без лицензии.

 Однако в ходе судебного заседания выяснилось, что Татьяне Андреевне (кстати, инвалиду 2-й группы, страдающей сахарным диабетом и недавно перенесшей инсульт) водку принесли к празднику 8 марта родственники, чтобы та смогла угостить других женщин. Но, вероятно, праздничное застолье так и не состоялось, и водка осталась у нее с того времени.

В свою очередь, Владимир Муштатенко пояснил суду, что он обратился с просьбой к Батыревой одолжить водку, и никаких денег ей не передавал. То есть, этот эпизод имеет бытовой характер, и никак не подпадает под действие об административном правонарушении, которое по заявлению Идрисова и рапорту полицейского вменялось в вину постоялице дома-интерната.

По словам Татьяны Андреевны, такое поведение со стороны Идрисова проявляется по той причине, что она последовательно отстаивает права жителей стардома. (Для сведения: половина из них признаны гражданами, подвергшимися депортации, т. е. репрессированными).

В итоге, выслушав Батыреву и Муштатенко (Идрисов на заседание не явился), суд вынес решение о снятии с Татьяны Андреевны всех обвинений. Включая и то, что она, инвалид-колясочник, якобы лично ходила (!) в магазин и покупала там по 40 бутылок водки с целью дальнейшей перепродажи.

Чтобы понять, в какой угнетающей атмосфере находятся «обеспечиваемые» (именно так на сленге работников дома-интерната именуются престарелые и инвалиды), стоит отметить, что если чем они и обеспечены со 100%-й гарантией, то разве что бесчеловечным отношением, физической расправой и грубым психологическим давлением.

Судебное разбирательство по другому делу было предварительным, и потому нас не пустили в зал заседания. Суть этого процесса (а он начался буквально на следующий день после суда над Батыревой) заключается в том, что избиению со стороны санитаров-охранников дома-интернета подверглись два престарелых человека: Валентина Васильева и Борис Букринов.

Уговорить униженных стариков заключить «мировую» с издевавшимися над ними санитарами не получилось, поэтому дальнейшее разбирательство пройдет в общем порядке. Однако, на мой взгляд, за это время может произойти «обработка» Васильевой и Букринова, – ведь они, как и все остальные постояльцы стардома, сильно зависимы от персонала во главе с Идрисовым.

К примеру, Владимира Сапрыкина, словно арестанта, не выпускают за пределы территории дома престарелых. А все его обращения в правоохранительные органы на противоправный беспредел остались без последствий.

Необходимо вспомнить и то, что произошло с Хаджимуратом Плиевым и Дорджи Нормаевым – героями телепрограммы «Крупным планом», в которой они поведали об избиениях, унижениях и нецензурной брани, звучавшей из уст Идрисова. Хаджимурата Плиева, после выхода передачи в эфир, препроводили в Приютненскую больницу для психически больных, где, говорят, он тихо скончался. Опасаясь подобной практики в свой адрес, уставший от постоянного страха и угроз, Дорджи Нормаев покинул дом-интернат.

Мне, как журналисту и гражданину России, хотелось бы знать: насколько далеко зайдут в своей вседозволенности столь мутные и неадекватные личности, как директор стардома Идрисов? Какими законами руководствуются те, кто в силу своей профессиональной деятельности обязаны заботиться и оберегать несчастных пожилых людей? Или уровень коррупционной связи с исполнительной властью республики (г-н Идрисов – личный протеже главы Калмыкии Алексея Орлова; прим. ред.) является тем самым спасательным кругом для изуверов всех мастей, не останавливающихся не перед чем, и «храбро» поднимающих руку на беззащитных стариков?

А быть может, Идрисов, являясь членом местного отделения «Единой России», потому не опасается возможного наказания, что в доме-интернате находится избирательный участок, а значит, запуганные жители стардома, предположительно, под строгим контролем дают тот самый необходимый результат, который устраивает бездушных калмыцких функционеров из «партии власти»?

К сожалению, республиканские чиновники любят раздавать пожилым людям громкие обещания. А вот о конкретных мерах, способных кардинально улучшить ситуацию, речи не идет. И особенно это касается дома-интерната для престарелых и инвалидов. К несчастью для обездоленных граждан, коррупция и вседозволенность проникли буквально во все сферы социальной и общественной жизни степного региона.

Что ж, коль скоро нет надежды на помощь со стороны калмыцких социальных служб и правоохранителей, для изменения ужасающей ситуации в доме престарелых правильнее и надежней будет обратиться к Уполномоченному по правам человека в РФ Элле Памфиловой. В противном случае, все так же старики и инвалиды будут проживать в унизительных условиях страха и давления, без заботы и помощи, будто в резервации. А хоронить их так и будут, как сейчас, под номерами на деревянных табличках, словно узников концлагерей или ГУЛАГа, – в траншеях, наспех вырытых экскаватором.

Виталий ШУЛЕНИН

P. S. Как стало известно уже после написания материала, Хаджимурат Плиев, к счастью, не умер. Однако его на самом деле – причем, на протяжении нескольких месяцев – принудительно держали в республиканском психоневрологическом диспансере (с. Приютное). Правда, после того, как на нашем портале вышел специальный репортаж о беспределе в элистинском доме престарелых, Плиева потихоньку вернули из психушки на прежнее место пребывания. По всей видимости, в этот раз г-н Идрисов не на шутку испугался огласки своего произвола.


Прочитано 2804 раз
Другие материалы в этой категории: « Газовые рейдеры И без Васильевой – в пролёте »
Яндекс.Метрика