14.08.2014 21:38

Кирсан Илюмжинов: «Я обыграл шахматного гения»

Кирсан Илюмжинов110 голосов – «за», 61– «против». С таким ошеломляющим результатом Кирсан Илюмжинов выиграл у Гарри Каспарова борьбу за пост президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ). А через несколько часов после своей победы он ответил на вопросы газеты «Спорт-Экспресс».

Сразу после выборов, которые состоялись в минувший понедельник в норвежском Тромсе, подобраться к «старому новому» главе ФИДЕ было невозможно. Кирсана Николаевича окружили десятки камер. Присутствовали корреспондентыBBCиCNN, все центральные норвежские каналы, съемочная группа российского телевидения…

Голосование вызвало необычайный ажиотаж во всем мире. Выборы изначально были сильно политизированы, ведь оппонент Илюмжинова, представлявший Хорватию Каспаров, не скрывал, что в своей кампании пользовался финансовой поддержкой Соединенных Штатов.

Разговор Илюмжинова с корреспондентом «СЭ» состоялся в гостиничном номере президента далеко за полночь. Несмотря на усталость, Кирсан Николаевич выглядел свежо и бодро, успевая параллельно отвечать на бесконечные телефонные звонки. Кстати, президент России Владимир Путин поздравил его с переизбранием одним из первых.

– Вы занимаете главное шахматное кресло уже 19 лет. Еще не устали от всей этой суеты вокруг себя? Не надоело?

– Говорят, даже металл устает, если он все время находится под давлением… Но я такой человек, что мне нужно каждый день задирать планку выше и выше. Взять очередную высоту – вот в чем истинный кайф. Видеть, что твоя идея осуществилась и помогла людям. Победить сильного соперника.

Поэтому я и пошел на выборы. Ведь соперника сильнее, чем Каспаров, в природе не существует. Узнав, что Гарри Кимович решил баллотироваться на пост президента, я воздал хвалу небесам.

– Не лукавите?

– Нисколько. Это же такой азарт! Каспаров – уникальный спортсмен, может быть, лучший шахматист всех времен и народов, он агрессивный, напористый, эмоциональный. Готов разорвать любого, кто встанет на его пути.

Он бросил мне вызов, и мы начали играть затяжную, очень интересную партию. О чем можно было еще мечтать?! Я, перворазрядник из Калмыкии, сражаюсь с 13-м чемпионом мира, кумиром миллионов людей по всей планете. Можно сказать, эта борьба придала мне таких сил, которых я в себе еще никогда не чувствовал, а победа принесла нереальное удовлетворение.

– Утром перед выборами предполагали, что победите с таким внушительным результатом?

– Да вы что?! Наоборот, терзали сомнения. Наш штаб проделал колоссальную предвыборную работу, за последний год я посетил более 60-ти стран, встречался с руководителями почти всех этих государств, подробно разжевывал все пункты своей программы. Но Каспаров демонстрировал такую уверенность в себе уже здесь, в Тромсе, что назвать его аутсайдером было невозможно.

Я допускал, что исход нашей схватки может решить один голос. Поэтому было очень важно сохранить уверенность в своей предвыборной речи перед делегатами Ассамблеи, чтобы этот решающий голос точно достался мне, а не Гарри.

– Когда окончательно поверили в победу?

– Узнав итоги голосования. Но при любом исходе я был бы спокоен. Мне нечего стыдиться, свою работу во главе ФИДЕ я 19 лет выполнял добросовестно. Мы подняли федерацию из руин! В это сейчас трудно поверить, но в 1995 году в календаре значилось три официальных турнира. Три – только вдумайтесь в эту цифру! А сегодня их уже десять тысяч!

После того, как Каспаров расколол шахматный мир, все постепенно встало на свои места. Наш главный успех – это четкий и понятный цикл чемпионата мира. Раз в два года проводятся турниры претендентов, раз в два года – матчи за корону. О такой стабильности любители шахмат мечтали давно. И на сегодняшний день, благодаря кропотливой работе ФИДЕ, они эту стабильность имеют.

Думаю, осознание этого факта и предопределило мою победу над Каспаровым. Такой козырь ему бить было нечем. 

– Каспаров пытался воспользоваться обострением политической обстановки в мире…

– Его пиар-менеджеры даже выработали определенную стратегию. Я – экс-президент Калмыкии, у меня очень близкие отношения с руководителями российского государства, мнение о которых сейчас в некоторых странах сами знаете какое. Под этим соусом меня и «подавал» потенциальным избирателям штаб Каспарова. И знаете, каких-то результатов они добились. Почувствовал это, например, во время визита в Камерун. На одном из ток-шоу меня засыпали ворохом провокационных вопросов на политические темы, словно забыв, что я – президент ФИДЕ. И пришел на передачу разговаривать о шахматах.

Похожие эпизоды имели место и в других странах. Был вынужден отбиваться изо всех сил. Но мне не привыкать. В экстремальных ситуациях я чувствую себя уверенно. Готов работать по 25 часов в сутки, и до бесконечности объяснять людям, что шахматы – лучшая игра на нашей планете. Она способна объединять людей, несмотря на любые политические разногласия.

У Каспарова ставка делалась на другие вещи. Его американским спонсорам, собственно, до шахмат не было никакого дела. И в своем ключе они отработали профессионально, тоже не спали ночами. Но, к счастью, шахматы победили политику, поэтому президентом стал я, а не Каспаров.

– О чем подумали, когда увидели счет 110:61?

– О том, что я «пересчитал» Гарри, шахматного гения! За доской я могу смотреть на два-три хода вперед, максимум на пять. Каспарову по силам видеть гораздо больше. Но это – жизнь, где все не так, как за шахматной доской. Я обыграл Каспарова не только на словах в предвыборной борьбе, но и благодаря многолетней работе на благо ФИДЕ и России.

– Вы часто говорите о развитии шахмат в мире. Можете привести пример того, как ваша деятельность дала конкретный результат?

– Сразу вспоминается Мексика. Год назад я встречался с главой этого государства, рассказал ему о проекте «Шахматы в школах», объяснил, что наша игра заставляет детей думать логически не только за доской, но и в жизни. Сначала напряги мозг, а потом прими решение. Разговор произвел на него впечатление. Как же я был горд, узнав, что вскоре в двухстах тысячах школ Мексики шахматы вошли в общеобразовательную программу! И таких примеров – масса.

– Сразу же после выборов вы заявили, что готовы сотрудничать с командой Каспарова. Это искренне?

– Конечно. Ведь Гарри Кимович – это глыба в шахматном мире. Если его команда готова к нам присоединиться, я двумя руками «за». Но ему нужно унять свою агрессию и перестать заниматься антироссийской пропагандой. Кстати, четыре года назад, победив на выборах Анатолия Карпова, я тут же предложил ему кресло вице-президента.

– Почему он отказался?

(Улыбается.)Услышав, сколько раз в году придется летать, сколько стран посетить, Анатолий Евгеньевич сразу охладел к такой работе. И я его понимаю. Карпов – депутат Госдумы, человек весьма занятой… К тому же, по своей натуре он достаточно инертен. Так его воспитала советская система. Он привык, что на борьбу с Фишером, а потом с Корчным ему в помощь отряжался весь СССР. Карпов привык только брать. А тут нужно было отдать ФИДЕ все силы.

– Вы сохранили с Анатолием Евгеньевичем хорошие отношения?

– Да, мне это удалось. Сейчас мы хорошо общаемся. А вот как будем контактировать с Гарри, не знаю. Когда я был ему нужен, Каспаров был моим большим другом. Я спонсировал его матчи, купил у него бриллиантовую корону стоимостью в миллион долларов, нашел средства на поединок с компьютерной программойDeepJunior… Но почему-то все это быстро забылось.

Тем не менее, несмотря на весь негатив последних лет с его стороны, я, повторю, открыт для диалога. Если это, конечно, пойдет на благо шахмат.

– На выборах в Тромсе вас поддерживала не только Шахматная федерация России, но и, по сути, вся страна. Все главные телеканалы осветили вашу победу в новостях.

– Конечно, хотел бы всех поблагодарить за поддержку. Многое для успеха сделал глава РШФ Андрей Филатов, он проделал колоссальную работу и провел все две недели шахматной Олимпиады в Тромсе, чтобы быть рядом. У нас сложился отличный тандем, и думаю, что наша дружба и сотрудничество будут долгими и плодотворными.

– Сейчас уже далеко за полночь, но вы не спите, не на победном банкете, а продолжаете работать.

– Это так. Сразу после нашей беседы у меня запланированы еще две встречи. И не факт, что на этом трудовой день закончится… Только не надо называть меня трудоголиком! Скорее, это моя карма. Я буддист, и монахи раскрыли мне тайну, что сейчас я нахожусь на стадии своей 69-й жизни. Видимо, сверху мне дано указание не знать отдыха.

– Поясните?

– Я получаю удовольствия от смены деятельности, а не от безделья. Не был в отпуске лет с 18-ти. Ни разу! Не помню ни одного своего дня рождения, ни одной субботы и воскресенья. В бытность президентом Калмыкии приходил на работу 1 января в 9 утра.

– Зачем?

– Потому что четыре часа сна – для меня достаточно. Больше не нужно. Самое большое удовольствие, которое я себе позволяю, – это почитать книгу на ночь глядя, а так все время в делах. Мой день расписан по секундам, примерно на год вперед.

– Но вам уже 52. Организм может и не выдержать.

– Наоборот, я пребываю в гармонии. Вот кому приходится трудно, так это моей команде. Они постоянно в напряжении, ведь тяжело иметь шефа, который почти никогда не спит и не отдыхает. Впрочем, я по возможности стараюсь войти в положение людей.

– ФИДЕ неоднократно обвиняли в коррупции. Например, это открыто делал известный гроссмейстер Найджел Шорт. Как прокомментируете?

– Все эти обвинения безосновательны. Мы обязательно примем меры, чтобы подобных разговоров не было в принципе. Вы же сами понимаете, что Шорт делал свои заявления, чтобы помочь Каспарову. А у меня задача проста: я хочу честно служить России и шахматному миру.

– Можете назвать себя абсолютно счастливым человеком?

– Такое чувство приходит лишь на мгновение. А уже завтра – новый бой. Кстати, сразу после выборов мы побежали на очередные заседания Генассамблеи ФИДЕ. Все начинается сначала. Хотя не буду скрывать: после оглашения итогов голосования мне было очень хорошо на душе.

Источник

 

Прочитано 1843 раз
Яндекс.Метрика