18.09.2014 21:30

За Орлова голосовали больные и голодные люди

Всех их нагло обворовала действующая калмыцкая власть

Каждый имеет право избирать и быть избранным. Даже если упал, очнулся – гипс. Или сердце зашалило. И если вы ненароком оказались в лечебном учреждении, вам принесут урну и бланки бюллетеней, пишет интернет-газета «Степная мозаика».

Избирательный участок №251 расположился в конференц-зале на 1-м этаже республиканской больницы им. П. Жемчуева. За пару дней до выборов он встретил закрытыми дверями. На часах было 17.15. Все комиссии и участки допоздна работают, а эти куда подевались? Кстати, на стендах рядом не было информации с указанием времени работы УИК, как это положено по закону.

В другом конце в один из кабинетов была настежь отрыта дверь. Вывеска рядом извещала, что здесь работает Зубрик Анна Даваевна, «заместитель главного врача по гражданской обороне».

В комнате находилось несколько женщин. Поздоровавшись, спросила у порога, не знает ли кто, где члены УИК. «Ну, вот она я. Что вы хотите?» – недовольно ответила седая дама, сидящая за столом. «А вы, простите, кто?», – спросила я и представилась. «Председатель участковой избирательной комиссии», – назвалась Анна Даваевна и начальственно продолжила: «Мы все на месте, работаем». «А что так неприветливо?» – «Вы же сами так спросили, я вам и отвечаю». Потом она строго заявила, что «в связи со спецификой учреждения нужно купить (!) медицинский халат, колпак, маску и бахилы».

Взяв удостоверение за №1 (как позже выяснится, на этом маленьком участке не будет ни наблюдателей, ни других членов УИК), услышала, что надо появиться завтра, в субботу, на процедуре получения бюллетеней. В 10.30 в больнице мне было сказано подойти к часу дня, потом перезвонили: требуется быть в территориальной комиссии (ТИК), в здании мэрии, к 14-ти часам.

Больница – это два здания: семи- и четырехэтажное, в которых располагаются 9 отделений хирургического профиля, и 9 – терапевтического. Учреждение рассчитано на 600 человек. Здесь лечатся граждане со всех концов республики и из соседних регионов.

В 8 утра первые пациенты (те, кто может передвигаться) образовали маленькую очередь. Конференц-зал позволял им посидеть в креслах в ожидании доступа к урне.

Поинтересовалась у мужчин: «Вы такие политизированные? Что вам не лежится? Попозже бы пришли». Ближайший ответил: «А что делать?! Старшая медсестра сказала идти голосовать». Другой подал реплику: «Если сзади подгоняют…». Третий усмехнулся: «Очередь как за мясом!»

Один из пациентов, когда его попросили подождать, ответил возмущенно: «Сколько можно сидеть! Беспредел!». Потом не раз звучало: «Вы куда без очереди?». Председатель комиссии не выдержала и позвонила кому-то, видимо, старшей медсестре: «Девочки, перестаньте водить своих больных. Пусть капаются, принимают процедуры, не создавайте очередь!».

По составленным накануне спискам, в больнице находилось 235 человек, за ночь могли поступить еще несколько больных. На остальных участках горожане получали три бюллетеня: один по выборам главы Калмыкии, другой – партий (по единому округу), третий – по одномандатному. В больнице избиратели из районов получали лишь один бюллетень, чтобы отдать голос за кандидата на пост главы РК. Горожане с других участков – два, а те, кто проживает в данном округе, – три.

Одна бабушка, когда ей принесли урну, не могла понять: почему нет в списке кандидата такого-то? Она назвала несколько раз фамилию: «Он же ко мне домой приходил, я обещала за него голосовать». Когда ей пытались объяснить, что больница – это другой округ, «не тот, где вы проживаете», пожилая женщина резко оборвала: «Что вы мне голову морочите! Я всегда голосовала в больнице за того, кого мне надо».

К 11-ти часам галочки в бюллетенях поставила почти треть пациентов. Потом члены комиссии понесли урны по палатам. В госпитале ветеранов войн и труда голосовали 14 человек. Первые четыре бабушки удивились: «А зачем заявление писать, да еще два? Что мне урну принесли?», «Всегда бюллетень давали и урну, и никаких заявлений не писала».

Половина обитателей госпиталя не могла заполнить бланки заявлений: «Не вижу». Не только в этом, но и в других отделениях медсестры помогали пожилым избирателям написать заявления. Многие из них вопрошали: «Где ставить подпись?». Иногда: «А за кого?». Когда члены комиссии подавали старикам бюллетени, они пытались на них расписаться...

В одной из палат пожилая женщина пошутила: «А сто грамм будет в честь выборов?» В кардиологическом отделении несколько пациенток заявили: «Передайте будущему главе Калмыкии: мяса нет! Мы здесь лежим кто четвертый день, кто – пятый, а вот она – десятый. И мяса ни разу не было в рационе».

Когда мы выходили из комнаты, услышали напутствие: «Смех смехом, а выделять надо больше средств на медицину». В некоторых палатах встречали вопросом: «А что это вы так замаскировались, как противочумная команда?». Члены комиссии парились в одноразовых хирургических халатах и бахилах, а на мне еще были маска и колпак, который я неправильно надела, и медсестры заботливо мне его поправляли.

В других были недовольные: «Вы чего так долго? Сколько можно ждать? Выйти не можем, медсестры не выпускают». Пара стариков на пожелание выздоровления сказали: «Нам ничего не надо, пусть пенсию повышают». Многие зачитывали вслух имена кандидатов, кто-то громко комментировал: «Первый раз такие фамилии слышу и вижу…».

Как раз начался обед. Санитарка катила по коридору тележку, на которой стояло эмалированное ведро, наполненное отварными макаронами, и пара кастрюль. В одной было первое блюдо, в другой, как пояснили, подливка. Суп без мяса, как заметили подошедшие с тарелками женщины. На завтрак, как они пошутили, «давали манку без молока, в честь выборов». На мое недоуменное «как это?» махнули руками: «А манки давно не было».

Печально и странно, что такой скудный пай у больных, которым нужно хорошо питаться. Тем паче, около месяца назад «Степная мозаика» сообщала, что ресбольница приобретает мяса и продуктов питания на общую сумму более 700 тыс. руб., в июле объявлялся конкурс на «поставку мяса (включая птицу) и пищевых субпродуктов» – на 495 тыс. Куда, интересно, все это подевалось? (Разумеется, как всегда, все было подчистую украдено подчиненными министра здравоохранения РК Руслана Нагаева – зятя главы Калмыкии Алексея Орлова; прим. elysta.org).

 

Прочитано 1713 раз
Яндекс.Метрика