20.07.2019 22:16

Кирсан Илюмжинов: «Африка – континент третьего тысячелетия»

В последнее время у меня состоялось множество встреч с представителями разных стран африканского континента. Общался с дипломатами и политиками, бизнесменами, многие из которых мои давние и добрые друзья. Темы, в основном, касались развития шахматного движения и делового сотрудничества.

Я давно знаю и люблю Африку. Посещая множество стран, здесь я бываю уж точно не реже, чем в Европе или Америке. Как часто случается, эта симпатия возникла, если можно так сказать, из моих служебных обязанностей.

Еще в 1995 г., когда я был избран президентом ФИДЕ, одной из ключевых проблем, тянувших за собой многие другие, была утрата интереса к шахматам в мире. Самая народная когда-то игра стремительно превращалась в спорт для узкого круга избранных. Одним из самых проблемных регионов как раз и была Африка: здесь развитие шахмат нужно было начинать почти с нуля.

Наши предложения, наши проекты по развитию шахмат встретили тут самый теплый прием. Это и понятно, ведь шахматы – самый доступный вид спорта. Большинство африканских стран по известным причинам испытывают серьезные трудности в экономике, им сложно строить стадионы, развивать те виды спорта, которые требуют больших затрат на оборудование, экипировку. А с шахматами все просто: доска, хотя бы просто расчерченный лист картона, набор фигур, которые можно сделать самим – и все.

Поэтому, например, в ЮАР, наш проект по включению шахмат в учебные программы детских садов и школ приняли просто «на ура». Исполнявший в те годы обязанности президента страны Джейкоб Зума не просто поддержал эту идею, но и открыл одну из первых шахматных школ в своей родной деревне, то есть принял в этом проекте прямое участие.

Отдельный, и очень важный аргумент за продвижение шахмат нашли в Судане. Власти этой страны, как и их коллеги других стран континента, озабочены распространением религиозного экстремизма среди молодых мусульман. И, по их мнению, именно шахматы могут стать отличной эмоциональной и интеллектуальной альтернативой распространению радикальных идей.

Ну, а то, что именно дети и молодежь охотно становятся горячими (и, отмечу, весьма успешными) поклонниками шахмат – это я могу засвидетельствовать лично. Дело в том, что в небольшой африканской стране Того я поддерживаю небольшой детский дом, в котором живут 150 воспитанников, чьи родители погибли в ходе гражданской войны. Бывая там я, конечно, каждый раз играю с этими детьми в шахматы. И каждый раз удивляюсь их интеллекту и живости ума. Они легко перемножают в уме шестизначные числа, а во время игры просчитывают свои ходы далеко вперед.

При таком энтузиазме, при активной поддержке властей, нам удалось добиться многого. Когда я в 2011 году объезжал страны африканского континента, не мог не поразиться произошедшим переменам. Шахматы просто покорили этот материк. Ну, не знаю, разве только Антарктида может сравниться – но и то лишь постольку, поскольку людей там мало и они, мне кажется, все умеют играть в шахматы.

Приведу еще один пример: многие видели фильм «Жертвуя пешкой», снятый в 2014 г. в Голливуде и посвященный знаменитому матчу Бобби Фишера и Бориса Спасского в 1972 г. Но мало кому известно, что в 2016 г. в ЮАР сняли великолепную ленту «Королева Катве»: это фильм о девочке из Уганды, которой страсть к шахматам помогает преодолеть жизненные трудности и вырваться из нищеты. Уверяю вас, по драматизму и накалу страстей фильм не уступает продукту голливудских кинематографистов.

Высший совета спорта в Африке едва ли не первым включил шахматы в список видов спорта континентальных Олимпийских игр. Сейчас они входят и в программы Паназиатских и Панамериканских соревнований. А вот МОК, к сожалению, все никак не решится. Кстати, именно национальные олимпийские комитеты стран Африки наиболее горячо поддерживают инициативу ФИДЕ по введению шахмат в программу зимних Олимпийских игр. Причина проста: это, пожалуй, единственный вид спорта, который позволил бы африканским спортсменам участвовать в соревнованиях.

Действительно, трудно найти более демократичный, толерантный, служащий миру и взаимопониманию вид спорта, чем шахматы. Я глубоко уверен, что эта игра в состоянии изменить мир к лучшему. Вот только, к сожалению, она не в состоянии остановить войну.

С Муаммаром Каддафи мы были знакомы с 1991 г. Я знал его, как человека высокоинтеллектуального, обладающего тонкой душевной организацией поэта. И, конечно, Каддафи прекрасно играл в шахматы, ни одна из наших встреч не обходилась без хотя бы небольшой партии. В 2004 г. мы с ним проводили чемпионат мира в Триполи – это был вполне современный, развивающийся город. А в следующий раз я увидел столицу Ливии в июне 2011 г., уже разрушенной бомбардировками западной коалиции.

Получив личное приглашение от Каддафи посетить его резиденцию, я предложил ливийскому лидеру сыграть в шахматы в прямом эфире. Мне казалось – если мир увидит Каддафи спокойным, собранным, за шахматной доской, люди поймут, что это вовсе не сумасшедший африканский диктатор, каким рисовала его западная пропаганда и потребуют от своих правительств прекратить бессмысленную бойню, сесть за стол переговоров.

Как же я ошибался! Мы играли два с половиной часа, но, как оказалось, исход этой игры лидеры западного мира предопределили заранее.

Я никогда не поверю в то, что западные страны развязали эту бойню из-за, якобы имевших место, преступлений, в которых обвиняли лидера Ливийской Джамахерии. Каддафи хотел блага для своего народа и процветания всей Африке, для чего пытался проводить самостоятельную политику. А Запад привык видеть Африку своим ленным владением.

Возможно, я сейчас напишу банальную вещь, но помнить об этом стоит. На африканском континенте сосредоточена едва ли не половина мировых полезных ископаемых – и это при том, что его недра до сих пор изучены довольно слабо. Развитые европейские страны, едва это осознав, немедленно приступили к их освоению. Как ни странно, пирог оказался столь велик, что «освоители» даже не особо ссорились между собой, хотя в Европе частенько дрались насмерть. В 1885 г. Англия, Бельгия, Испания, Португалия и Франция просто поделили территорию Западной Африки, а через пять лет Англия, Италия и Германия точно так же поступили с восточной частью материка.

О том, как происходило само «освоение», думаю, писать не нужно. Любой желающий может поинтересоваться, например «развитием» бельгийского Конго. В других частях Африки дело обстояло не лучше. Хищнический грабеж природных ресурсов, геноцид населения, бесконечные преступления «цивилизаторов» процветали на всей территории. К сожалению, не только отголоски тех событий, но и продолжение колониальной политики иными средствами, до сих пор сдерживает развитие африканских стран.

Важно, что Россия никогда не участвовала в этом европейском разгуле, хотя и остановить его не пыталась, да и не могла. Тем не менее, интерес российского общества к Африке всегда был велик. Русские ученые внесли огромный вклад в изучение континента, наши врачи самоотверженно боролись и продолжают бороться с эндемичными, порой совершенно неведомыми, болезнями.

По собственным, идеологически обусловленным причинам, объективно большой вклад в развитие африканских стран внес СССР. Причем, в этот период нашей истории мы не только помогли многим африканским народам получить свободу от колониального ига, но и становились посредниками в улаживании внутренних и межгосударственных конфликтов (которые зачастую прямо вытекают из колониального периода). Наследием СССР в Африке стали вполне осязаемые производства, дороги, школы и многое другое.

К сожалению, в девяностые годы прошлого века мы почти забыли об Африке. А зря. Здесь до сих пор с благодарностью относятся к России и открыты к сотрудничеству с нашей страной.

Со своей стороны, такое сотрудничество крайне интересно и нам самим. Прежде всего, конечно, в экономической сфере. Глава МИД России Сергей Лавров год назад, накануне своего африканского турне, не напрасно отметил, что в ближайшие десятилетия Африка станет крупнейшим рынком сбыта. Здесь заинтересованы в большом спектре российских товаров, и не только в области вооружения. Продукты питания, технологическое оборудование, удобрения и многое другое.

Уже сейчас развиваются наши совместные проекты в области геологоразведки, строительства энергетической инфраструктуры. Традиционно высоко ценится в африканских странах российское образование и, кстати, российские преподаватели. И все же, работы в области экономики, остается непаханое поле.

Работая в ФИДЕ, я убедился, как важна поддержка африканских стран. Исторически сложилось так, что, даже несмотря на имеющиеся кое-где внутренние разногласия, на международном фронте государства континента выступают единым фронтом. Так, например, в ООН Африка имеет 54 голоса: какой мощной международной поддержкой наших инициатив может стать эта сила!

И, конечно, нельзя забывать о такой всемирной беде, как религиозный экстремизм. Вспомните Судан: и с этой страной, и со многими другими африканскими государствами у нас общая проблема и, к сожалению, общий фронт борьбы.

Поэтому я очень высоко оцениваю работу руководства нашей страны, в последние полтора-два десятилетия взявшего курс на возвращение в Африку. Мы понемногу (хотелось бы, конечно, энергичнее, но уж как получается) наращиваем экономическое сотрудничество. Укрепляется и политическое взаимодействие. Одна из крупнейших африканских стран, ЮАР, входит в содружество БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и South Africa - ЮАР), вместе производящих четверть мирового ВВП. И именно Южно-африканская Республика, на мой взгляд, станет драйвером роста этой доли.

Я надеюсь, что запланированный на октябрь первый саммит «Россия – Африка» даст старт ускоренному развитию нашего сотрудничества. Повторю снова: на этом, все еще далеком для нас континенте, есть все – и природные ресурсы и интеллектуальные, трудолюбивые люди – для того, чтобы в третьем тысячелетии стать новым центром и движущей силой развития человеческой цивилизации.  

Прочитано 571 раз
Яндекс.Метрика