19.08.2020 22:04

Тупое бесчувствие

Эти хасиковы приходят и уходят, а Калмыкия – вечная ценность

Сегодня Калмыкия вновь переживает непростые времена. Как у Некрасова в поэме «Современники»: «Я книгу взял, восстав от сна, И прочитал я в ней: «Бывали хуже времена, Но не было подлей».

Продолжительная засуха испепелила землю. В семи районах республики, где содержатся, в общей сложности, 280 тысяч голов крупного рогатого скота и один миллион 958 тысяч овец и коз, введен режим чрезвычайной ситуации. Но это, похоже, полумеры. Вся республика находится сейчас в катастрофической ситуации. Температура на почве в большей части территории Калмыкии, превышала + 65. И самое главное – бесснежная зима, сменилась весной и летом без дождей. По предварительным подсчетам специальных комиссий районных отделов развития агропрома, в республике погибли 2,8 миллиона гектаров пастбищ. Ущерб составляет порядка 800 миллионов рублей.

Беда еще и в том, что, помимо сложных погодных условий, руководство республики, и, в первую очередь, Бату Хасиков – категорически не в состоянии решать сложные управленческие задачи.

Основной корень бед люди видят в том, что плохо подготовленный и слабо разбирающийся в вопросах народно-хозяйственного комплекса республики, Бату Хасиков не привлек в свою команду опытных хозяйственников, хорошо знающих дело.

Говорят, что вместо грамотных специалистов, Хасиков везде понаставил либо своих родственников, одноклассников и сослуживцев по работе в милиции. Так, сегодня аграрный сектор республики курирует зампред правительства Боова Бадмаев. У жителей республики к нему особых претензий нет. Вполне себе культурный и вежливый мужчина, грамотный. Но проблема в том, что этот бывший майор милиции, уж так получилось, ни дня не проработал в сельском хозяйстве. Да и остальные не лучше.

В кризисных условиях этого года – правительство РК полностью провалило работу. По итогам года, как говорят местные эксперты, поголовье скота в Калмыкии, может сократиться процентов на 30-40. Некоторые горячие головы утверждают, что поголовье сократится на все 50 процентов.

Но калмыцкая власть старается не выдавать справки о падеже скота. Похоже, если даже все поголовье скота падет от бескормицы или будет сдано на мясо, вся равно на бумаге Хасиков и его команда отчитаются перед Москвой о том, что «все хорошо, прекрасная маркиза», никакого падежа скота нет. Их еще и наградят за успешную работу на ниве сельского хозяйства.

Тут надо бы пояснить для тех, кто не в теме – гибнет скот, в основном, у частников. Крупные калмыцкие латифундисты, вроде Намсыра Манджиева и Батора Адучиева, пострадали намного меньше, чем простые жители региона. У Манджиева с Адучиевым большие земельные участки, где выращивают корма для скота. И самое главное – у них есть деньги, и они могут закупить недостающие корма. К тому же, у них есть возможность продавать свой скот по более высокой цене, чем мелкие товаропроизводители. У обычных селян есть только земля возле поселков. Ее и так мало. А теперь весь их скот остался вообще без корма. Денег на покупку кормов у людей нет.

Что делать в такой ситуации? При адекватном руководстве падеж скота можно было бы задокументировать, и получить средства на покупку нового скота. И тогда можно было продолжать жить и работать дома. Но это не про Хасикова и не про его команду. Тот скот, что не пал этим летом, вряд ли переживет зиму. Он ослаб, так что целесообразно его пустить на мясо осенью, чтобы получить хоть что-то. Цены у перекупщиков вероятней всего расти не будут. Скорее наоборот.

Так что причин оставаться в Калмыкии, на своей родной земле у огромного количества жителей из скотоводческих районов больше нет. Перед многими семьями встанет серьезная проблема – куда ехать из Калмыкии? Москва и Питер, хоть и живут лучше, чем регионы, но и там никто калмыков, пострадавших от засухи и политики некомпетентного руководства, особо не ждет. Многим придется пытаться выжить в Элисте. Удастся ли?

Беда в том еще, что выжить в Элисте при Хасикове не так уж и просто. Речь, в первую очередь, об эпидемии коронавируса, которая просто при столь же неадекватном отношении властей к проблемам медицины, к профилактическим и карантинным мерам – стала в республике настоящим бедствием.

На 14 августа 2020 по данным Минздрава Калмыкии всего инфицировано 3289 (+52) человек. Умерших – 42. Больных в настоящий момент около тысячи человек. Это один из худших показателей в стране. Борьба с эпидемией в Калмыкии позорно проиграна калмыцкими властями.

Все это, как мне кажется, должно стать причиной «головной боли» главы Калмыкии. Должно, да не стало. Такое впечатление, что плевать он хотел на падеж скота, на сложную эпидемическую ситуацию во вверенной ему республике. Федеральный центр молчит, оппозиция тоже затихла – ему и хорошо, и весело. За сограждан голова не болит.

Это раньше он мог все свои провалы (а взлетов у бедолаги и не было ни разу) списать на сопротивление местных элит, которые якобы мешали ему наводить порядок. Теперь и обвинить уже некого. А провалы между тем становятся все заметнее и позорнее. Хасиков идет на дно, как булыжник. Но тонуть ему вовсе не хочется. Поэтому он и выдумывает всякие себе развлечения. Вот решил проспект Остапа Бендера переименовать в проспект Петра Анацкого.

Как сообщила калмыцкая пресса, 14 августа 2020 года в администрации Элисты состоялось заседание комиссии по топонимике, где был рассмотрен вопрос о восстановлении исторического названия проспекта, ныне носящего имя Остапа Бендера. Комиссия изучила ходатайство администрации города Элисты и представленные к нему документы о возвращении имени Петра Анацкого проспекту Остапа Бендера и приняла решение вернуть.

Теперь документы будут направлены в Элистинское городское Собрание для принятия окончательного решения депутатами. И это несмотря на то, что против данной инициативы Хасикова высказались многие. Невольно задаешься вопросом, а что кроется за столь упорной настойчивостью главы республики по продавливанию своего весьма сомнительного и явно непопулярного решения? Бойца «без правил» ни дипломатии, ни даже истории, видимо, не учили.

Так мы напомним. Придется. Проспект Петра Анацкого появился в Элисте благодаря коммунистам, которые сделали из него героя. Петр Анацкий уничтожал и русских и калмыков.

Валерий Кутушов в газете «Элистинский курьер» № 28 (595) от 16 июля 2020 года опубликовал страшные тайны коммунистов, которые уничтожили много русских и калмыков:

«Для грабежа калмыцкого населения стали снаряжаться целые экспедиции вглубь Калмыцкой степи, уводивших скот, грабящих даже нехитрое имущество и убивающих свидетелей своих преступлений. В Астрахани организовывались целые банды для разбоя…

…Все эти бандгруппы из русских сёл трансформировались в отряды самообороны и в дальнейшем стали основным пополнением Красной Армии в калмыцких степях.

…Пётр Анацкий знакомый с административной работой еще в Управление Манычского улуса, помогал Исполкому нового Элистинского уезда.

Но канцелярская работа претила бывшему подпрапорщику 20-го пехотного Галицкого полка. И отряд самообороны, назвавшись Элистинской дивизией, собрав бывших солдат со всей округи поехал наводить порядки в соседней Области Войска Донского, а именно в Сальском округе, основным населением которого были казаки-калмыки. Целью был грабёж конезаводчиков, где паслись большие косяки породистых лошадей.

Грабили как русских так и калмыцких заводчиков. Был ограблен один из известных конезаводчиков Санжа Бакбушев. На беду на зимовнике у родителей находился сотник 17 Отдельной Донской казачьей сотни Бадьма Бакбушев, за боевые подвиги в Первую Мировую войну награждённый орденом святого Владимира 4 степени, орденами Святого Станислава 2 и 3 степени с мечами и бантом, орденом Святой Анны 3, орденом святой Анны 4 степени (Аннинское оружие «За храбрость»).

Его вместе с конезаводчиком из соседнего зимовника Бадмой Сельдиновым арестовали и конвоировали на станцию Зимовники. По дороге постоянно избивали. На железнодорожной станции их еле живых после допроса поставили возле ямы полной трупов и расстреляли. Так называемый Элистинский полк под командой Петра Анацкого двинулся на станицу Граббевскую (Цеведнякинскую по калмыцки) По воспоминаниям жителей станицы, сопротивляться на тот момент было некому. Почти все казаки-калмыки воевали в Зюнгарском полку. Вместе с казаками станицы Платовской они составляли костяк знаменитого полка Донской армии. Полк прошёл всю Гражданскую войну без каких-либо переформирований. Уже в наши годы уроженцы станицы ездили на место, где раньше стояли их мазанки.

Ещё живы были свидетели событий Гражданской войны. Они рассказывали, что командовал бандитами комиссар Анацкий. Он окружил станицу десятью пулемётными тачанками, было ещё две пушки. Население в таких случаях обычно пережидало напасть, прячась в соседних с станицей балках. Только в хуруле находились манджики и гелюнги, молились за избавление от беды. Как такового боя за станицу не было. Пётр Анацкий, находясь на службе в Улусном управлении, знал, как калмыки относятся к своей вере, но это его не остановило. Он скомандовал «огонь» и стены хурула пронзили пулемётные очереди. Деревянные части хурула загорелись, начался пожар. В огне метались фигуры священнослужителей, их тоже разили пули. Кроме самого здания-сюме в хуруле был небольшой домик, где хранился Ганджур привезённый из Тибета, старинные грамоты и документы. Там же находилась усыпальница Ламы Донских Калмыков — Коти Баджугинова, уроженца станицы. Элистинский полк ещё сутки занимался грабежом, убийствами и насилием.

Все эти факты были рассказаны свидетелями этого преступления, записаны Прасковьей Эрдниевной Алексеевой. Каждый рассказчик расписался в достоверности рассказанного. Эти записи были упакованы в ёмкость и закопаны на месте, где когда-то, стояла богатая станица, и где жило раньше почти две тысячи жителей. Открыто написать о зверствах Красной Армии, тогда было просто невозможно, поэтому воспоминания закопали на месте уничтоженного хурула. На этой встрече присутствовало почти 50 станичников и их потомков».

Как уточнил Валерий Кутушов похоронили Петра Анацкого почему-то не в родном селе Приютное, а в селе Бислюрта (ныне село Воробьёвка). Могилу Анацкого, в первые годы не раз оскверняли… Странно, почему бы это?

Нет, мы понимаем, что Бату Сергеевич, продавив непопулярное в народе решение, похоже, стремится доказать Кремлю, что он сильный региональный лидер, способный удерживать ситуацию под контролем в сложной ситуации. Так он надеется получить поддержку из АП. Не знаем, что он там себе думает, но, скорее всего, он ошибается.

Зато мы понимаем, что в доме повешенного не говорят о веревке лишь потому, что там проживает палач повешенного. Именно так. Занял чужой дом и радуется. А то, что потом все равно придется отвечать – да кто об этом думает. ⠀                  

Санал Овшинов

Прочитано 1259 раз
Яндекс.Метрика